Ст127 ук рф пленум

Статья 127. Незаконное лишение свободы

1. Незаконное лишение человека свободы, не связанное с его похищением, —

наказывается ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. То же деяние, совершенное:

а) группой лиц по предварительному сговору;

в) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья;

г) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;

д) в отношении заведомо несовершеннолетнего;

е) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;

ж) в отношении двух или более лиц, —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на срок от трех до пяти лет.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они совершены организованной группой либо повлекли по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия, —

наказываются лишением свободы на срок от четырех до восьми лет.

Комментарий к Ст. 127 УК РФ

1. Объектом преступления является личная свобода человека, а при квалифицированном преступлении дополнительно жизнь и здоровье человека.

2. Объективная сторона незаконного лишения свободы выражается в ограничении человека свободы передвижения в пространстве и времени, удержании его в определенном месте путем запирания, связывания или под угрозой применения насилия к нему или другому человеку.

3. Состав преступления комментируемой статьи следует отличать от похищения человека (ст. 126 УК) и незаконного помещения лица в психиатрический стационар (ст. 128 УК). В отличие от них, данное преступление совершается без перемещения человека вопреки его воли в другое место.

Незаконное лишение свободы, предусмотренное комментируемой статьей, следует отграничивать от незаконного лишения свободы как преступления против правосудия (ст. ст. 301, 305 УК). В иных случаях незаконное лишение свободы, совершенное должностным лицом, может быть квалифицировано как превышение должностных полномочий (ст. 286 УК) и дополнительной квалификации по ст. 127 УК не требует.
———————————
См.: Постановление Президиума ВС РФ по делу N 810п99пр.

Длительность незаконного лишения свободы не имеет значения для состава преступления.

Наличие в отношении потерпевшего прав, основанных на законе, по ограничению свободы его передвижения, например, прав родителей по отношению к несовершеннолетнему ребенку, прав педагогов к ученику в условиях учебного процесса, прав водителя при движении транспортного средства в соответствии с маршрутом общественного транспорта и т.п., исключает состав незаконного лишения свободы.

4. Субъект — физическое вменяемое лицо, достигшее 16 лет.

5. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. По отношению к последствиям, названным в ч. 3 комментируемой статьи — причинение по неосторожности смерти потерпевшего или иных тяжких последствий, неосторожность в форме легкомыслия или небрежности.

При этом для правильной квалификации содеянного существенное значение имеет направленность умысла виновного именно на удержание потерпевшего в неволе. Наличие умысла на совершение другого преступления посредством незаконного лишения свободы нередко является способом достижения преступного результата и исключает квалификацию как идеальную совокупность преступлений.

Например, согласно приговору В., Ш. и П. удерживали К. в салоне автомашины с целью подавить его сопротивление совершаемому хищению и исключить возможность обращения в правоохранительные органы.

Под незаконным лишением свободы, ответственность за которое предусмотрена ст. 127 УК, понимается незаконное лишение человека свободы передвижения в пространстве, выбора им места нахождения и общения с другими людьми.

В связи с тем что умысел осужденных был направлен на открытое завладение чужим имуществом, их действия по удержанию К. представляли собой один из способов насилия, примененного к нему в процессе разбойного нападения. Поэтому квалификация содеянного В., Ш. и П. по п. «а», «г» ч. 2 ст. 127 УК признана излишней .
———————————
См.: Постановление Президиума ВС РФ по делу N 356п04пр.

6. Квалифицирующие признаки незаконного лишения свободы совпадают с квалифицирующими признаками похищения человека.

Ст127 ук рф пленум

По общепризнанному методологическому правилу, квалификация любого преступного деяния начинается с установления и анализа объекта преступного посягательства, что позволяет правоприменителю ориентироваться в первоначальном подборе уголовно-правовых норм, одна из которых впоследствии будет применена.

Квалификация похищения человека, незаконного лишения его свободы, а также захвата заложника имеет свои особенности, связанные в первую очередь с тем, что они являются смежными преступлениями, так как в каждом из них в обязательном порядке присутствует такой объект преступного посягательства, как физическая свобода живого человека.

Основным непосредственным объектом преступлений, предусмотренных ст. 126 и 127 УК РФ, а также дополнительным объектом захвата заложника (ст. 206 УК РФ), является физическая свобода живого человека.

Квалификация анализируемых составов преступлений обусловлена особенностями объекта преступного посягательства и объективной стороны.

К особенностям объекта необходимо отнести юридически значимые свойства лица, незаконно лишаемого физической свободы, либо его количественную характеристику. К первым относятся случаи, когда потерпевшими являются несовершеннолетний или женщина, находящаяся в состоянии беременности, незаконно лишаемые физической свободы (п. «д» и «е» ч. 2 ст. 126, ст. 127 и 206 УК РФ), а также иные лица. К числу вторых — два или более лица, незаконно лишенные физической свободы (п. «ж» ч. 2 ст. 126, ст. 127 и 206 УК РФ).

Данные квалифицирующие признаки должны вменяться виновному в том случае, если он достоверно знал о состоянии похищенной женщины либо о возрасте несовершеннолетнего.

Сложная для квалификации преступления ситуация может возникнуть, если виновный считал, что посягает на физическую свободу женщины,

находящейся в состоянии беременности, однако на самом деле она не являлась беременной. Например, потерпевшая при совершении преступления может умышленно заявить о мнимой беременности, рассчитывая на снисхождение. В действиях виновного в такой ситуации, по нашему мнению, возможны одновременно два вида субъективной ошибки: фактическая — в определении личности потерпевшего, а также юридическая — относительно квалификации действий.

До настоящего времени в теории и практике не выработаны четкие критерии решения данной проблемы. Применительно к убийствам, где имеется аналогичный квалифицированный состав, предусматривающий повышенную ответственность за лишение жизни женщины, находящейся в состоянии беременности (п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ), имеется три варианта оценки действий виновного. Первый: в действиях лица усматривается только покушение на преступление с отягчающими обстоятельствами (ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ). Второй: в действиях лица усматривается одновременно оконченный состав неквалифицированного убийства и покушение на убийство беременной женщины (ч. 1 ст. 105 и ч. 3 ст. 30, п «г» ч. 2 ст. 105 УК). Третий: в действиях виновного содержится оконченный состав убийства беременной женщины [1] . Между тем постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийствах (ст. 105 УК РФ)» не дает разъяснений и рекомендаций по данному вопросу.

На наш взгляд, следует согласиться с первым вариантом решения применительно к похищению человека, незаконному лишению его свободы, а также захвату заложника. То есть, действия виновного предлагается квалифицировать по соответствующей статье Особенной части УК РФ, предусматривающей ответственность за конкретное преступление, с обязательной ссылкой на ч. 3 ст. 30 УК РФ. Максимальное наказание, в случае похищения женщины, находящейся в состоянии беременности, — 15 лет лишения свободы. Следовательно, в случае покушения на данное преступление на основании ст. 66 УК РФ виновный может получить немногим более 11 лет лишения свободы. Учитывая максимальный срок наказания за оконченное неквалифицированное похищение человека (ч. 1 ст. 126 УК РФ) в виде 8 лет лишения свободы, при такой квалификации будет адекватно учтено осознание виновным того обстоятельства, что он покушался на свободу женщины, находящейся в состоянии беременности. В данном случае налицо юридическая фикция, однако в соответствии с принципом субъективного вменения, впервые объявленного на законодательном уровне, такое решение будет полностью соответствовать принципу справедливости также закрепленному законодателем в ст. 6 УК РФ.

Аналогичной должна быть квалификация действий виновного, допускающего ошибку относительно возраста лица, на физическую свободу которого он посягает, например, считает, что похищает несовершеннолетнего, тогда как ему уже исполнилось 18 лет.

Потерпевшим в результате похищения человека или незаконного лишения его свободы, кроме названных выше лиц, может быть и лицо правоохранительного органа, следователь либо государственный или общественный деятель, а также их близкие, когда действия виновных направлены на прекращение правомерной деятельности данных лиц либо из мести за указанную деятельность. Например, следователь, расследующий дело, может быть похищен с целью последующего «развала» этого дела либо из мести за уже расследованное ранее уголовное дело. Представляется, что захват в качестве заложника или удержание в качестве заложника указанных лиц могут быть совершены, но только с целью, указанной в ст. 206 УК РФ, а не из мести за правомерную деятельность.

В такой ситуации действия виновного подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 126, 127 или 206 УК РФ, а также ч. 1 или 2 ст. 318 УК РФ в зависимости от объема примененного насилия. Если же потерпевшим было лицо, осуществлявшее иную служебную деятельность или выполнявшее общественный долг, а равно их близкие, действия виновного квалифицируются только по соответствующей статье, предусматривающей ответственность за посягательство на физическую свободу человека. Однако данное обстоятельство должно быть учтено судом в качестве отягчающего в соответствии с п. «ж» ч. 1 ст. 63 УК РФ.

К особенностям, относящимся к признакам объективной стороны анализируемых составов преступлений, можно отнести применение в ходе их совершения насилия, опасного для жизни или здоровья человека, либо угрозу применения такого насилия, а также применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия (п. «в» и «г» ч. 2 ст. 126, ст. 127 и 206 УК РФ), и др.

Отсутствие прямого указания на пределы насилия приводит к противоречивой трактовке его содержания как в теории, так и правоприменительной деятельности. Учитывая, что законодательное понятие насилия, опасного либо неопасного для жизни или здоровья человека, отсутствует, следует обратиться к судебному толкованию такого насилия. В то же время судебное толкование такого объема насилия юридически некорректно, так как постановления Пленума Верховного Суда не могут носить обязательный характер в принципе.

В настоящее время по вопросам применения законодательства, предусматривающего ответственность за посягательство на физическую свободу живого человека, постановления Пленумов Верховного Суда РФ не существует, что затрудняет его применение. По этой причине правоприменитель нередко вынужден использовать постановления по другим делам, перенося их рекомендации на расследуемые преступные деяния.

Так, применительно к определению насилия, опасного или неопасного для жизни, прокуроры, следователи и дознаватели ориентируются на постановления Пленумов ВС РСФСР (РФ) и СССР еще 1966, 1986, 1990 гг. и другие, обобщающие практику и содержащие руководящие разъяснения относительно грабежей, разбоев и иных противоправных посягательств на собственность.

Совершение любого анализируемого преступления с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, позволяет квалифицировать деяние только по части первой соответствующей статьи УК РФ. В случае применения виновным насилия, опасного для жизни или здоровья, его действия квалифицируются по п. «в» части второй соответствующей статьи УК РФ

При квалификации действий виновных, посягающих на физическую свободу живого человека, сопряженных с насилием, опасным для его жизни или здоровья, логично возникает вопрос о совокупности с преступлениями, предусматривающими ответственность за причинение ущерба здоровью человека (ст. 111, 112 или 115 УК РФ).

По нашему мнению, квалификация преступлений по совокупности со ст. 111 или 112 УК РФ необходима в случае применения насилия, опасного для жизни или здоровья, при незаконном лишении свободы (ст. 127 УК РФ). Данный вывод следует исходя из наличия относительно мягкой санкции за незаконное лишение свободы при наличии особо квалифицированных признаков (до 5 лет лишения свободы) по сравнению с ч. 1 ст. 111 УК РФ (до 8 лет).

В случае же причинения фактического вреда здоровью человека при совершении похищения или захвата заложника квалификация преступлений по совокупности не должна производиться в связи с тем, что санкции за совершение преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 126 и 206 УК РФ, выше, чем за причинение тяжкого вреда здоровью, в том числе при совершении квалифицированного и особо квалифицированного составов, предусмотренных ч. 2 и 3 ст. 111 УК РФ.

При причинении вреда здоровью человека, повлекшего по неосторожности его смерть, действия виновных также не должны квалифицироваться по совокупности с ч. 4 ст. 111 УК РФ, а подлежат квалификации только по ч. 3 ст. 126 или 206 УК РФ как причинившие по неосторожности смерть потерпевшего, согласно которой максимальное наказание предусматривается в виде 20 лет лишения свободы.

В случае причинения смерти потерпевшему по неосторожности квалификация действий виновного дополнительно по ст. 109 УК РФ не требуется. Вместе с тем такая квалификация будет правильной только в том случае, если причинение смерти потерпевшего по неосторожности будет связано с процессом незаконного завладения живым человеком, его перемещения и удержания, т.е. в момент выполнения виновным объективной стороны любого из анализируемых преступлений.

С учетом особой ценности человеческой жизни в случае причинения смерти человеку при его похищении, незаконном лишении свободы или захвате заложника должна учитываться повышенная общественная опасность действий, причинивших смерть, даже по неосторожности, что, на наш взгляд, совершенно адекватно отражено в действующем уголовном законодательстве Российской Федерации.

Судебно-следственная практика исходит из того, что «дополнительное» деяние, входящее в составное (в том числе насильственное) преступление, следует квалифицировать по совокупности с ним во всех случаях, когда санкция нормы, предусматривающей наказание за «дополнительное» деяние как самостоятельное преступление, выше санкции нормы об ответственности за составное преступление или одинакова с ней [2] .

Не могут быть квалифицированы действия лица как «повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего», если отсутствует причинная связь между его действиями и наступившим результатом.

Действия лица, совершившего похищение человека, незаконное лишение его свободы, а также захват заложника, составляют совокупность преступлений в том случае, если по отношению к смерти потерпевшего будет установлен умысел, вне зависимости от его вида (прямой или эвентуальный). На практике вопросы, связанные с разграничением, с одной стороны, убийства и причинения смерти по неосторожности, а с другой — причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть, и причинение смерти по неосторожности, всегда вызывали значительные трудности. Отличие данных преступлений содержится именно в субъективной составляющей действий виновного. При убийстве умысел виновного направлен именно на лишение жизни человека, на что указывается в постановлении Пленума Верховного Суда от 27 января 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)». При решении вопроса о направленности умысла необходимо исходить из всех конкретных обстоятельств происшедшего (учитывая их взаимосвязь и взаимозависимость), в том числе способа и орудия совершения преступления, количества, характера и локализации телесных повреждений (нанесение, например, ударов в жизненно важные органы человека), а также поведения потерпевшего и виновного как до преступления, так и после него (например, виновный при наличии реальной возможности лишить потерпевшего жизни отказался продолжать наносить удары).

Потерпевшим в подобной ситуации может быть не только лицо, лишаемое физической свободы, но и иные лица, например, работники правоохранительных органов, принимающие участие в освобождении захваченного [3] . При этом вне зависимости от наличия иных квалифицирующих признаков действия виновного квалифицируются, с одной стороны, по ч. 3 любого из анализируемых составов как повлекшие наступление иных тяжких последствий, а с другой — по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ при похищении человека или захвате заложника либо по ч. 1 ст. 105 УК РФ при незаконном лишении свободы [4] .

С введением в УК РФ таких новых по сравнению с УК РСФСР квалифицирующих признаков убийства, как «сопряженное с похищением человека, захватом заложника, разбоем, вымогательством и бандитизмом», среди специалистов возникла дискуссия о квалификации в указанном случае действий виновного. Некоторые авторы считают, что в данной ситуации необходима квалификация только по статье, предусматривающей ответственность за квалифицированное убийство.

Действующая судебно-следственная практика признает необходимым квалифицировать действия виновного, совершившего убийство, сопряженное с похищением человека и захватом заложника, по правилам совокупности преступлений, предусмотренных ст. 105 и 126, 206 УК РФ. По этому поводу имеется специальное указание в п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)». На наш взгляд, квалифицировать действия виновного в такой ситуации надлежит именно по совокупности преступлений. Данный вывод вытекает из того, что виновный фактически совершает два хотя и связанных друг с другом, но совершенно разных уголовно наказуемых деяния. При этом не имеет значения, кому причинена смерть: заложнику или похищенному либо иным лицам, например, лицу, препятствующему захвату, или сотруднику спецподразделения при освобождении заложника.

В случае лишения жизни в процессе совершения похищения человека или захвата заложника не одного, а двух или более лиц, действия виновного наряду с п. «в» ст. 105 УК РФ подлежат квалификации и по п. «а», если смерть указанных лиц охватывалась его сознанием. Аналогичные мнения высказываются по этому поводу М. Феоктистовым и Е. Бочаровым [5] .

При квалификации действий виновного по совокупности преступлений возникает вопрос, по какому пункту и какой части ст. 126 и 206 УК РФ квалифицировать действия виновного, совершившего убийство, сопряженное с захватом заложника. Здесь возможны два варианта: первый — квалификация по п. «в» ч. 2 ст. 126 или 206 УК РФ, т.е. похищение человека или захват заложника с применением насилия, опасного для жизни или здоровья; второй — квалификация по ч 3 ст. 126 или 206 УК РФ, т.е. по признаку наступления иных тяжких последствий.

По нашему мнению, более предпочтительным будет второй вариант, так как нелогично при совершении преступления, повлекшего причинения смерти по неосторожности, квалифицировать действия виновного в соответствии с нормой, предусматривающей более строгую ответственность, а в случае совершения умышленного убийства квалифицировать действия по норме, предусматривающей менее строгую ответственность (п. «в» ч. 2 ст 126 или 206 УК), причем не за причинение смерти, а за насилие, опасное для жизни или здоровья.

Свою особенность имеет квалификация действий лица, посягающего на физическую свободу человека с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо угрозы такого насилия. Учитывая, что угроза насилия является квалифицирующим признаком только похищения человека (п. «в» ч. 2 ст. 126 УК РФ), действия лица, захватившего заложника или похитившего человека при применении такой угрозы, квалифицируются по частям первьм соответствующих статей при отсутствии иных квалифицирующих признаков.

Однако в случае угрозы убийством лица, захваченного в качестве заложника, действия виновного не могут дополнительно квалифицироваться по ст. 119 УК РФ, так как ч. 1 ст. 206 УК охватывает своим составом как угрозу убийством, так и угрозу причинением тяжкого вреда здоровью. Данное положение следует из сравнения максимальных санкций ч. 1 ст. 206 и ст. 119 УК РФ (соответственно 10 и 2 года лишения свободы). В случае угрозы убийством при незаконном лишении человека свободы в результате сопоставления санкций за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 127 и 119 УК РФ, можно сделать вывод о необходимости квалификации по совокупности указанных преступлений, поскольку они являются преступлениями небольшой тяжести; и в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 69 УК РФ окончательное наказание не может превышать максимального срока или размера наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений, т.е. не более 2 лет лишения свободы.

На практике нередко возникают вопросы, касающиеся содержания угрозы насилия, опасного для жизни или здоровья человека. В подобной ситуации должны оцениваться в совокупности все обстоятельства совершенного преступления: время совершения преступления, количество нападавших, их (либо его) физические данные, характер предметов, использованных преступниками, а также содержание их действий. которые должны восприниматься жертвой как реальная опасность для своей жизни и здоровья Решение вопроса о признании угрозы насилия опасным или неопасным для жизни и здоровья потерпевшего имеет квалифицирующее значение, как указывалось выше, только применительно к похищению человека (п. «в» ч. 2 ст 126 УК РФ). Действия же виновного, захватившего заложника или незаконно лишившего свободы человека, квалифицируются по ч. 1 ст. 206 или 127 УК РФ при отсутствии иных квалифицирующих или особо квалифицирующих обстоятельств, однако имеют уголовно-правовое значение, влияя на степень общественной опасности его действий.

В последние годы действия преступников становятся все более изощренными, например, виновный угрожает введением наркотика человеку, захваченному или удерживаемому в качестве заложника, который в результате этого может стать наркоманом [6] . Данные действия виновного являются угрозой насилия, т.е. причинением вреда здоровью человека, который в случае реализации угрозы может быть определен судебно-медицинской экспертизой как тяжкий.

В случае если лицу, похищенному, незаконно лишенному свободы либо захваченному в качестве заложника, в течение длительного периода времени не давали пищи, воды, держали его связанным в не удобном положении, надевали на голову полиэтиленовый пакет, заклеивали рот скотчем либо совершали иные действия, причиняющие ему как физические, так и моральные страдания, действия виновных должны быть квалифицированы по п. «в» ч. 2 ст. 126, ст. 127 и 206 УК РФ, если указанное насилие было опасно для жизни или здоровья, тогда как совокупность со ст. 117 УК РФ отсутствует. Однако в соответствии с п. «и» ч. 1 ст. 63 УК РФ данное обстоятельство может быть учтено судом в качестве отягчающего при назначении наказания.

Таким образом, при применении уголовного закона, предусматривающего ответственность за посягательство на физическую свободу человека, возникают трудности и при квалификации действий, совершенных с помощью оружия или предметов, используемых в качестве оружия (п. «г» ч. 2 ст. 126, 127 и 206 УК РФ)

Так, в судебной практике встречаются случаи, когда виновный угрожает не настоящим оружием, а его макетом или заведомо негодным оружием. Применительно к разбою по данному поводу имеется разъяснение Пленума Верховного Суда РСФСР от 22 марта 1966 г. (в ред. от 23 декабря 1970 г.) [7] , в соответствии с которым указанные действия виновного надлежит квалифицировать как разбой без отягчающих обстоятельств. В случае похищения человека, незаконного лишения его свободы, когда виновный угрожает, например, макетом пистолета, гранаты или кейсом, в котором якобы находится бомба, но он не желает и физически не в состоянии применить указанные предметы по их прямому назначению, такие действия при захвате заложника также должны быть квалифицированы по части первой соответствующей статьи УК РФ при отсутствии иных квалифицирующих обстоятельств.

В случае применения в процессе захвата заложников не оружия, а боеприпасов, взрывных устройств или взрывчатых веществ, действия виновного также должны квалифицироваться по п. «г» ч 2 ст 126, 127 и 206 УК РФ как применение предметов, используемых в качестве оружия. Степень защиты прав и свобод в значительной мере зависит от точного определения конкретных форм и способов посягательства на них [8] .

[1] Бородин С.В. Преступления против жизни. — М., 1999 г. С. 104-105.

[2] Насильственная преступность / Под ред. В.Н. Кудрявцева и А В. Наумова. — М., 1997. — С. 64.

[3] Бородин С.В. Указ. соч. С. 102.

[4] Данное обстоятельство служит дополнительным аргументом как неосторожности, так и умысла виновного по отношению к наступлению иных тяжких последствий, предусмотренных в качестве особо квалифицирующего признака анализируемых деяний.

[5] Феоктистов М., Бочаров Е. Квалификация убийств: некоторые вопросы теории и практики // Уголовное право. — 2000. — № 2. — С. 66.

[6] Современные синтетические наркотики (например, ЛСД) вызывают наркотическую зависимость уже после одной инъекции.

[7] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22 марта 1966 г № 31 «О судебной практике по делам о грабеже и разбое» /Сб постановлений Пленума Верховного Суда РФ 1961 — 1993. — М Юридическая литература, 1994.

[8] Минская В., Каледина Р. Преступления против собственности. Проблемы и перспективы законодательного регулирования. // Российская юстиция. 1996. № 3. С. 12.

Статья 127 УК РФ. Незаконное лишение свободы

1. Незаконное лишение человека свободы, не связанное с его похищением, —

наказывается ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. То же деяние, совершенное:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) утратил силу. — Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ;

в) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья;

г) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;

д) в отношении заведомо несовершеннолетнего;

е) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;

ж) в отношении двух или более лиц, —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на срок от трех до пяти лет.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они совершены организованной группой либо повлекли по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия, —

наказываются лишением свободы на срок от четырех до восьми лет.

Комментарии к ст. 127 УК РФ

1. Преступление посягает на общественное отношение, обеспечивающее физическую свободу лица.

Дополнительным непосредственным объектом преступления признаются честь, достоинство, здоровье, жизнь, собственность. Потерпевшими могут быть любые лица.

2. Объективная сторона характеризуется реальным ограничением физической свободы потерпевшего. В отличие от состава похищения в этом случае потерпевшего ограничивают в свободе передвижения вопреки его воле в том месте, где он находился по собственному желанию (закрывают в квартире, в офисе и др.). В составе незаконного лишения свободы отсутствует перемещение потерпевшего в другое место.

Нормы о незаконном лишении свободы и похищении человека соотносятся как часть и целое. Неубедительна точка зрения, согласно которой рассматриваемые преступления относят к смежным . В каждой норме о смежных преступлениях должен быть хотя бы один признак, отсутствующий в другой норме. Этого условия нет в нормах об анализируемых преступлениях.

См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М., 1999. С. 293.

3. Преступление является длящимся и юридически считается оконченным с начала лишения лица свободы передвижения. Продолжительность лишения свободы на квалификацию не влияет.

С субъективной стороны совершается с прямым умыслом. Виновный осознает общественную опасность ограничения личной свободы лица и желает этого. Мотивы и цели могут быть различными (месть, зависть и др.).

4. Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 16 лет. Должностные лица за незаконное лишение свободы несут ответственность за злоупотребление или превышение должностных полномочий (ст. ст. 285, 286 УК), незаконные задержание, заключение под стражу (ст. 301 УК) и др.

5. Квалифицирующие (ч. 2 ст. 127 УК) и особо квалифицирующие (ч. 3) признаки преступления в целом аналогичны одноименным признакам, указанным в ст. 126 УК. Иное содержание имеет лишь квалифицирующий признак, предусмотренный п. «в» ч. 2 ст. 127 УК, которым охватывается только физическое насилие (любое психическое насилие квалифицируется по ч. 1 ст. 127 УК). Понятие же насилия, опасного для жизни или здоровья, включает причинение легкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевшего. Умышленный тяжкий вред не охватывается п. «в» ч. 2 ст. 127 УК.

Статья 126. УК РФ

Похищение человека

1. Похищение человека —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок.

2. То же деяние, совершенное:

  • а) группой лиц по предварительному сговору;
  • б) утратил силу. — Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ;
  • в) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия;
  • г) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;
  • д) в отношении заведомо несовершеннолетнего;
  • е) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;
  • ж) в отношении двух или более лиц;
  • з) из корыстных побуждений, —

наказывается лишением свободы на срок от пяти до двенадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они:

  • а) совершены организованной группой;
  • б) утратил силу. — Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ;
  • в) повлекли по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия, —

наказываются лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Комментарии к статье 126 УК РФ

В основе данного уголовно-правового запрета лежат нормы международного права . Основным объектом похищения человека выступают общественные отношения, складывающиеся по поводу реализации человеком естественного, гарантированного международными и конституционными нормами права на свободу местопребывания и перемещения и обеспечивающие безопасность свободы как важнейшего социального блага . Дополнительным объектом в квалифицированных составах преступления (ч. ч. 2, 3 ст. 126 УК РФ) являются отношения, обеспечивающие безопасность жизни и здоровья потерпевшего.

Перечень соответствующих документов см.: Обзор нормативных актов и судебной практики, касающихся обеспечения прав человека на свободу и личную неприкосновенность // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 5.

«Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность» (ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г.; ст. 22 Конституции РФ). «Никто не может подвергаться насильственному исчезновению» (ст. 1 Международной конвенции для защиты всех лиц от насильственных исчезновений от 20 декабря 2006 г. (Россия не участвует)).

Потерпевшим от преступления может быть любое живое лицо; «похищение» трупа не может быть квалифицировано по ст. 126 УК РФ.

Поскольку свобода передвижения и местопребывания есть субъективное право, которым лицо может распоряжаться по своему усмотрению, добровольное и осознанное согласие потерпевшего на его «похищение» (похищение по просьбе потерпевшего) исключает уголовную ответственность. Исключается уголовная ответственность и при соблюдении условий крайней необходимости (например, когда родственники «похищают» ребенка у родителей, поведение которых создает угрозу для его жизни, здоровья, правильного формирования личности).

Объективная сторона преступления состоит в активных действиях по похищению человека. По смыслу закона под похищением человека следует понимать противоправные умышленные действия, сопряженные с тайным или открытым завладением (захватом) живого человека, перемещением с места его постоянного или временного проживания с последующим удержанием против его воли в другом месте. Состав преступления — формальный; преступление окончено с момента выполнения всех действий, направленных на похищение.

Похищение предполагает наличие трех последовательных операций: захват (завладение), перемещение и удержание человека. Захват означает тайные или открытые активные действия, связанные с установлением физического господства над человеком (завладение им), в результате которых потерпевший реально лишается свободы передвижения в пространстве; перемещение есть транспортировка (как с использованием, так и без использования транспортных средств) потерпевшего на новое место пребывания, не типичное для его обычного жизненного распорядка, помимо или против его воли; удержание представляет собой воспрепятствование потерпевшему (например, путем запирания, связывания, применения насилия, установления физических препятствий и т.д.) свободно оставить это новое место. Дальность перемещения и длительность удержания потерпевшего не имеют значения для квалификации, но могут учитываться судом при индивидуализации уголовного наказания.

Как правило, преступление предполагает совершение виновным всех этих действий. Вместе с тем современная наука исходит из того, что в ряде случаев похищение человека может происходить и без его захвата и перемещения виновным, например в ситуации, когда потерпевший самостоятельно, но под влиянием обмана или злоупотребления доверием со стороны виновного покидает привычное местообитание, а затем удерживается виновным в новом месте.

В силу особенностей объективной стороны, если будет установлено, что виновный, лишая потерпевшего свободы, не намеревался перемещать его в пространстве и удерживать, содеянное не может быть квалифицировано по ст. 126 УК РФ, но при наличии к тому оснований может быть квалифицировано как незаконное лишение свободы (ст. 127 УК РФ). В то же время по ст. 126 УК РФ квалифицируются действия не только в случае, когда человека похищают и перемещают в другое место, но и когда его незаконно удерживают, в связи с чем само по себе удержание не требует дополнительной квалификации по ст. 127 УК РФ как незаконное лишение свободы. Если же действия лица были направлены не на удержание потерпевшего в другом месте, а являлись элементом объективной стороны другого, более опасного преступления (например, убийства), состав похищения отсутствует. Только в том случае, если умысел на совершение иного преступления в отношении похищенного возник после окончания собственно похищения, содеянное может образовывать совокупность преступлений.

Похищение человека, квалифицируемое по ч. 1 ст. 126 УК РФ, может сопровождаться применением к потерпевшему или иным лицам насилия, не опасного для жизни или здоровья (под которым следует понимать побои или совершение иных насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему физической боли ), либо угрозой применения такого насилия. Насилие в данном случае не требует дополнительной квалификации по совокупности преступлений.

По аналогии с п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое».

С субъективной стороны похищение человека характеризуется виной в форме умысла. Совершая действия по захвату, перемещению и удержанию потерпевшего, субъект всегда осознает их общественную опасность. Мотивы преступления могут быть любыми (зависть, месть и т.д.); за исключением корыстных, они не оказывают влияния на квалификацию содеянного, но могут учитываться при назначении наказания. Не исключает квалификации содеянного по ст. 126 УК РФ похищение женщины без ее согласия для вступления с ней брак.

Субъект преступления общий — физическое вменяемое лицо, достигшее четырнадцатилетнего возраста.

Закон предусмотрел ряд квалифицирующих признаков состава похищения человека (ч. 2 ст. 126 УК РФ). Похищение человека, совершенное группой лиц по предварительному сговору (п. «а» ч. 2 ст. 126 УК РФ), предполагает, что оно совершено двумя или более соисполнителями, заранее (до момента захвата) договорившимися в любой форме о совершении преступления. Данный квалифицированный состав преступления будет иметь место и в том случае, если соисполнители согласно предварительной договоренности выполняют объективную сторону похищения человека «по частям» (например, один субъект захватывает, другой — перемещает, третий — удерживает). Действия лиц, которые удерживают потерпевших, ранее похищенных другими лицами, и которые не состоят с ними в сговоре, не могут быть квалифицированы по п. «а» ч. 2 ст. 126 УК РФ, а требуют самостоятельной оценки по ст. 127 УК РФ.

Похищение человека с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (п. «в» ч. 2 ст. 126 УК РФ) предполагает, что в процессе совершения преступления (при захвате, перемещении или при удержании) к похищаемому лицу или иным лицам (в целях облегчения похищения) применялось такое насилие, которое повлекло причинение тяжкого, средней тяжести либо легкого вреда здоровью, либо насилие, которое хотя и не причинило вред здоровью потерпевшего, однако в момент применения создавало реальную опасность для его жизни или здоровья , а равно если имела место угроза применения такого насилия. В этом случае дополнительной квалификации по статьям об ответственности за преступления против здоровья не требуется.

По аналогии с рекомендациями, содержащимися в п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое».

Похищение человека с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (п. «г» ч. 2 ст. 126 УК РФ), предполагает использование виновным особого орудия и способа совершения преступления. При квалификации действий виновного по п. «г» ч. 2 ст. 126 УК РФ следует в соответствии с Федеральным законом от 13 ноября 1996 г. N 150-ФЗ «Об оружии» (в ред. Закона от 6 декабря 2011 г.) и на основании экспертного заключения устанавливать, является ли примененный при нападении предмет оружием, т.е. предметом или механизмом, конструктивно предназначенным для поражения живой или иной цели. При наличии к тому оснований действия таких лиц, применяющих оружие при похищении человека, должны дополнительно квалифицироваться по ст. 222 УК РФ.

СЗ РФ. 1996. N 51. Ст. 5681.

Под предметами, используемыми в качестве оружия, следует понимать предметы, которыми потерпевшему могли быть причинены телесные повреждения, опасные для жизни или здоровья (перочинный или кухонный нож, бритва, ломик, дубинка, топор, ракетница и т.п.), а также предметы, предназначенные для временного поражения цели (например, механические распылители, аэрозольные и другие устройства, снаряженные слезоточивыми и раздражающими веществами) .

По аналогии с рекомендациями, содержащимися в п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое».

Одного лишь факта наличия у субъекта оружия или предметов, используемых в его качестве, при похищении человека недостаточно для квалификации содеянного по п. «г» ч. 2 ст. 126 УК РФ; необходимо установить факт их применения. Под применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, следует понимать умышленные действия, направленные на использование лицом указанных предметов как для физического, так и для психического воздействия на потерпевшего, а также иные действия, свидетельствующие о намерении применить насилие посредством этого оружия или предметов, используемых в качестве оружия (п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2007 г. N 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений») . Оружие и иные предметы могут применяться в момент захвата, перемещения или удержания потерпевшего.

Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 1. Следует отметить, что позиция Верховного Суда РФ в отношении понимания признака «применение оружия» противоречива. В частности, п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» устанавливает, что если лицо лишь демонстрировало оружие или угрожало заведомо негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия, например макетом пистолета, игрушечным кинжалом и т.п., не намереваясь использовать эти предметы для причинения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья, его действия не могут быть квалифицированы по признаку применения оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Похищение заведомо несовершеннолетнего (п. «д» ч. 2 ст. 126 УК РФ) потерпевшего предполагает, что действия виновного направлены против лица, не достигшего на момент совершения преступления восемнадцатилетнего возраста, при условии, что субъект достоверно знает о возрасте потерпевшего (например, в силу того, что является родственником, знакомым, соседом и т.д.) или когда внешний облик потерпевшего лица явно свидетельствует о его возрасте. Добросовестное заблуждение, возникшее на основании того, что возраст потерпевшего лица приближается к восемнадцатилетию или в силу акселерации оно выглядит взрослее своего возраста, исключает вменение виновному лицу данного квалифицирующего признака.

Похищение женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «е» ч. 2 ст. 126 УК РФ), предполагает, что виновный достоверно знает о состоянии потерпевшей (например, в силу того, что является родственником, знакомым, соседом и т.д.) или когда внешний облик женщины явно свидетельствует о ее беременности.

Похищение двух или более лиц (п. «ж» ч. 2 ст. 126 УК РФ) представляет собой действия виновного, состоящие в одновременном или последовательном похищении нескольких человек, независимо от того, связаны ли совершаемые преступления единством умысла, мотива, намерений, при условии, что ни за одно из похищений виновный ранее не был осужден (см. комментарий к ст. 105 УК РФ).

Под похищением человека, совершенным из корыстных побуждений (п. «з» ч. 2 ст. 126 УК РФ), закон предусматривает случаи, когда мотивом похищения является стремление виновного извлечь материальную выгоду из преступления для себя лично или для других лиц (см. также комментарий к ст. 105 УК РФ). Корыстным следует также признавать похищение человека, совершенное по найму. При похищении человека из корыстных побуждений к самому похищенному лицу либо к третьим лицам могут предъявляться требования имущественного характера в качестве условия освобождения (выкуп); в этом случае содеянное при наличии к тому оснований может квалифицироваться по совокупности преступлений как похищение человека и вымогательство (ст. 163 УК РФ).

Особо квалифицированными составами преступления закон называет похищение человека, совершенное организованной группой либо повлекшее по неосторожности причинение смерти или иных тяжких последствий (ч. 3 ст. 126 УК РФ).

Похищение человека, совершенное организованной группой (п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ), означает, что оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (см. комментарий к ст. ст. 35 и 105 УК РФ).

Похищение, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия (п. «в» ч. 3 ст. 126 УК РФ), предполагает, что в результате действий по похищению наступает смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия. К ним, в частности, относится самоубийство потерпевшего, осложнение или развитие у него заболевания, материальный ущерб, срыв важной коммерческой сделки, осложнение межгосударственных отношений и т.д. Рассматриваемое деяние является преступлением с двумя формами вины и материальным составом. Его особенность состоит в наличии умысла на похищение человека и неосторожности в отношении последствий, в силу чего умышленные действия виновного, направленные на лишение потерпевшего жизни или причинение иных тяжких последствий, исключают вменение рассматриваемого квалифицирующего признака и требуют самостоятельной оценки. Неосторожное причинение смерти потерпевшему не требует дополнительной самостоятельной квалификации по ст. 109 УК РФ. Неосторожное причинение смерти или иных тяжких последствий должно быть причинно связано с действиями виновного по похищению человека. Отсутствие причинной связи (например, в ситуации, когда смерть потерпевшего явилась следствием применения оружия сотрудником полиции при задержании похитителя) исключает квалификацию содеянного по п. «в» ч. 3 ст. 126 УК РФ.

Похищение человека следует отличать от некоторых иных, близких по объективной стороне преступлений, в первую очередь от незаконного лишения свободы (ст. 127 УК РФ) и от захвата заложника (ст. 206 УК РФ).

Похищение человека в отличие от незаконного лишения свободы в обязательном порядке предполагает захват и перемещение потерпевшего в пространстве, его изъятие из привычных условий жизни и микросоциальной среды.

От захвата заложника похищение человека отличается рядом признаков, в частности: при похищении умысел виновного направлен на совершение преступления в отношении определенного, конкретного потерпевшего, личность которого виновному небезразлична; при похищении виновный, как правило, не предает свои действия огласке; похищение не всегда связано с предъявлением каких-либо требований в качестве условия освобождения потерпевшего.

Примечанием к ст. 126 УК РФ установлена поощрительная норма, согласно которой лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления. Данное предписание является императивным. Правоприменитель обязан освободить виновного от уголовной ответственности за похищение человека, если со стороны виновного имело место добровольное освобождение потерпевшего.

Под добровольным освобождением похищенного человека по смыслу закона понимается такое освобождение, которое не обусловлено невозможностью удерживать похищенного либо выполнением или обещанием выполнить условия, явившиеся целью похищения; освобождение, которое последовало в ситуации, когда виновный мог продолжить незаконно удерживать похищенного, но предоставил ему свободу . Действия нельзя расценивать как добровольные, если фактическое освобождение потерпевшего состоялось уже после выполнения условий, выдвинутых похитителями, когда их цель была достигнута и оказался утраченным смысл дальнейшего удержания потерпевшего. Даже если потерпевшего освободили до получения выкупа, но виновные были осведомлены, что их ищет полиция, добровольность освобождения отсутствует.

Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ по делу Дышекова и др. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 3.

Инициатор освобождения (сам виновный, потерпевший, правоохранительные органы и т.д.), равно как и мотивы добровольного освобождения похищенного (жалость и сострадание к потерпевшему, страх перед разоблачением и т.д.) могут быть любыми и не влияют на решение вопроса об освобождении от ответственности.

Если, имея реальную возможность незаконно удерживать потерпевшего, виновный его отпускает (добровольно освобождает), но в его действиях содержится состав иного преступления (например, побоев, истязания и др.), то он должен нести ответственность за преступления, сопряженные с похищением, а не за похищение.

Смотрите еще:

  • Расторжение договора купли-продажи квартиры образец Соглашение о расторжении договора купли-продажи квартиры Соглашение о расторжении договора купли-продажи квартиры подписывается сторонами при достижении взаимного согласия о необходимости расторгнуть заключенный договор купли-продажи квартиры. В отличие от любых других договоров, не […]
  • Квартира ветерану вов после смерти Чья квартира? Здравствуйте, хочу поинтересоваться подаренная квартира ветерану ВОВ, после смерти если в нее не был прописан не один из родственников, она вернется обратно государству? Ответы юристов (2) подаренная квартира ветерану ВОВ, после смерти если в нее не был прописан не один из […]
  • Как выписать рецепт на ношпу Как выписать рецепт на ношпу ДИБАЗОЛ (фармакологические аналоги: бендазола гидрохлорид ) — применяют аналогично папавери­на гидрохлориду, можно вводить парентерально для снятия гипертензивного криза. Имеются сложные комбинированные таблетки дибазола с теоброми­ном, сальсолином, […]
  • Заявление о приеме в ооо в качестве учредителя Как принять в учредители ООО иностранного гражданина В ООО есть два учредителя. Мы хотим взять четвертого учредителя иностранца – нерезидента. Его постоянное место жительства - Польша. Принять нового учредителя планируем за счет увеличения уставного капитала организации. По расчетам ему […]
  • Банк клиент мошенничество Из-за мошенников банки теряют популярность, а клиенты - деньги Банки компенсируют клиентам деньги, украденные с пластиковых карт и электронных счетов. Возврат средств гарантирует новый проект поправок в Гражданский кодекс. Ранее получить свои накопления можно было после расследования […]
  • Ук украины ст 209 Уголовный кодекс Украины (УК Украины) с комментариями к статьям ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ БЕСПЛАТНОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ КОНСУЛЬТАЦИИ (495) 662-98-20: 441 Статья 209 (1). Умышленное нарушение требований законодательства в предотвращение и противодействие легализации (отмывания) доходов, полученных […]
  • Дополнительное соглашение к трудовому договору о переводе сотрудника Перевод на другую должность: образец дополнительного соглашения Работодатель и работник могут заключить дополнительное соглашение о переводе на другую должность, чтобы зафиксировать изменение в штатах со всеми соответствующими правами и обязанностями сторон. Такое соглашение заключается […]
  • Коап рф 326 Статья 326. Подделка или уничтожение идентификационного номера транспортного средства 1. Подделка или уничтожение идентификационного номера, номера кузова, шасси, двигателя, а также подделка государственного регистрационного знака транспортного средства в целях эксплуатации или сбыта […]
Записи созданы 6933

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх