Ст 53 упк рсфср 1961

Статья 53. Полномочия защитника

1. С момента допуска к участию в уголовном деле защитник вправе:

1) иметь с подозреваемым, обвиняемым свидания в соответствии с пунктом 3 части четвертой статьи 46 и пунктом 9 части четвертой статьи 47 настоящего Кодекса;

2) собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи, в порядке, установленном частью третьей статьи 86 настоящего Кодекса;

3) привлекать специалиста в соответствии со статьей 58 настоящего Кодекса;

4) присутствовать при предъявлении обвинения;

5) участвовать в допросе подозреваемого, обвиняемого, а также в иных следственных действиях, производимых с участием подозреваемого, обвиняемого либо по его ходатайству или ходатайству самого защитника в порядке, установленном настоящим Кодексом;

6) знакомиться с протоколом задержания, постановлением о применении меры пресечения, протоколами следственных действий, произведенных с участием подозреваемого, обвиняемого, иными документами, которые предъявлялись либо должны были предъявляться подозреваемому, обвиняемому;

7) знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела, выписывать из уголовного дела любые сведения в любом объеме, снимать за свой счет копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств;

8) заявлять ходатайства и отводы;

9) участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, второй, кассационной и надзорной инстанций, а также в рассмотрении вопросов, связанных с исполнением приговора;

10) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора, суда и участвовать в их рассмотрении судом;

11) использовать иные не запрещенные настоящим Кодексом средства и способы защиты.

2. Защитник, участвующий в производстве следственного действия, в рамках оказания юридической помощи своему подзащитному вправе давать ему в присутствии следователя краткие консультации, задавать с разрешения следователя вопросы допрашиваемым лицам, делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе данного следственного действия. Следователь может отвести вопросы защитника, но обязан занести отведенные вопросы в протокол.

3. Защитник не вправе разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с осуществлением защиты, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса. За разглашение данных предварительного расследования защитник несет ответственность в соответствии со статьей 310 Уголовного кодекса Российской Федерации.

К ВОПРОСУ О ПОЛНОМОЧИЯХ ЗАЩИТНИКА ПО СОБИРАНИЮ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ
В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Согласно ч. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Данное положение нашло свое дальнейшее развитие в уголовно-процессуальном законодательстве, подтверждая тем самым, что современная концепция российского уголовного судопроизводства основывается на принципе состязательности сторон и ориентирована на усиление защиты конституционных прав и законных интересов участников процесса, ужесточение правовых требований к допустимости доказательств.

Во все времена традиционным и характерным для состязательной конструкции процесса являлось выделение трех основных процессуальных функций: обвинения, защиты и разрешения дела, а обязательными элементами состязательности являются: а) отделение обвинения от суда; б) процессуальное положение обвинения и защиты как сторон; в) процессуальное равенство сторон; г) активное, самостоятельное положение суда по отношению к сторонам(1).

Как справедливо отмечал Р. Д. Рахунов, «главное в защите — это оказание юридической помощи подзащитному, представление суду таких данных, которые опровергают обвинение или смягчают ответственность подсудимого»(2). Именно поэтому по большинству уголовных дел бремя поиска и представления этих данных ложится на плечи защитника.

В соответствии с ч. 1 ст. 49 УПК РФ защитник — это лицо, осуществляющее в установленном Уголовно-процессуальным кодексом порядке защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу. Участие защитника в уголовном процессе регламентировано ст.ст. 49—53 УПК РФ.

В соответствии со ст. 53 УПК РФ защитник в уголовном судопроизводстве наделен обширными полномочиями. УПК РФ, предоставляя защитнику широкие возможности для участия в производстве по уголовным делам, усилил и его роль в доказывании. Однако и по сей день один из давних дискуссионных вопросов теории и практики российского уголовного процесса — вопрос о наделении защитника правом собирания доказательств — остается весьма спорным и актуальным.

Ряд юристов с удовлетворением констатируют, что УПК РФ (ст. ст. 53, 86) предоставляет адвокату— защитнику возможность самостоятельно собирать доказательства по уголовному делу(3). Подобное суждение, на наш взгляд, вряд ли может считаться состоятельным, поскольку собирание доказательств представляет собой их поиск, обнаружение, истребование, представление и последующее процессуальное оформление (закрепление) в установленном законом порядке. Тем самым здесь неразрывно связаны познавательная и удостоверительная стороны доказывания. И именно поэтому мы считаем, что собирание и представление доказательственной информации защитником происходит в достаточно специфических условиях и нуждается в более углубленном исследовании.

В ранее действовавшем уголовно-процессуальном законе защитник наделялся только лишь правом представления доказательств (ч. 2 ст. 51, ч. 2 ст. 70 УПК РСФСР). Роль защитника при этом сводилась к заявлению ходатайств о производстве тех или иных следственных действий либо о приобщении к уголовному делу документов или предметов. Фактические данные, полученные по уголовному делу, на стадии

предварительного расследования или судебного разбирательства становились доказательствами только после процессуальных действий следователя, дознавателя или судьи, т. е. защитник просил, а следователь, дознаватель или судья решали, быть доказательству или не быть. Таким образом, следователь, дознаватель или судья собирали доказательства, а иные участники, в частности защитник, содействовали этому. Поэтому никто и не утверждал, что по УПК РСФСР защитник имел право на самостоятельное собирание доказательств.

В УПК РФ законодатель закрепил право защитника не только представлять, но и собирать доказательства, необходимые для оказания юридической помощи, в порядке, установленном ч. 3 ст. 86 УПК РФ (п. 2 ч. 1 ст. 53 УПК РФ). Согласно данной норме защитник вправе собирать доказательства путем:
получения предметов, документов и иных сведений;
опроса лиц с их согласия;
истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии.

Поскольку в ст. 86 УПК РФ, озаглавленной «Собирание доказательств», прямо говорится о собирании доказательств защитником наряду с органами уголовного преследования и судом, то некоторые ученые и практики позволяют себе делать вывод, что защитник действительно наделен правомочиями в основной части доказывания — собирании доказательств. Например, по мнению Е. Б. Мизулиной, наделение защитника полномочиями по собиранию доказательств служит одной из гарантий принципа состязательности(1). Однако, по нашему мнению, такой вывод является поспешным, поскольку объявить право и гарантировать его реализацию — не одно и то же. Необходимо уяснить, насколько данное положение уголовно-процес-суального закона обеспечено реальным механизмом его применения.

Сегодня в юридической литературе учеными и практиками все чаще высказывается мнение о «полуступенчатости» права защитника по собиранию и представлению доказательств. Так, ряд авторов единодушны в том, что идея формирования состязательного уголовного процесса не была реализована законодателем в должной мере(2), о чем свидетельствуют положения действующего УПК РФ.

С одной стороны, в ч. 3 ст. 86 УПК РФ законодатель перечисляет, что именно признается доказательствами, право собирать и представлять которые предоставлено защитнику, а с другой — в ч. 2 ст. 74 УПК РФ в перечень доказательств по уголовному делу не включает пункт о признании представленных адвокатом сведений в качестве доказательств.

Мы полагаем, что уголовно-процес-суальный закон не дает защитнику права самостоятельно собирать именно доказательства. Поскольку одной из ключевых здесь выступает норма ст. 74 УПК РФ, то, исходя из общепринятого понимания доказательства как единства содержания и формы, единства сведений и их источников, право защитника собирать доказательства можно подвергнуть сомнению. Жесткий перечень видов доказательств закреплен в ч. 2 ст. 74 УПК РФ. В качестве доказательств допускаются: показания подозреваемого, обвиняемого; показания потерпевшего, свидетеля; заключение и показания эксперта; заключение и показания специалиста; вещественные доказательства; протоколы следственных и судебных действий; иные документы (ч. 2 ст. 74 УПК РФ). Следовательно, только эти семь источников процессуальной информации являются доказательствами по уголовному делу. Исчерпывающий перечень доказательств, установленный уголовно-процес-суальным законом, не содержит ни «опросов лиц», ни «предметов и документов», собранных защитником на основании ч. 3 ст. 86 УПК РФ(3).

Кроме того, необходимо отметить, что доказательства должны соответствовать целому ряду требований уголовно-процессуального закона, и одно из этих требований — законность способа получения доказательства. Как правильно отмечает Б. С. Тетерин, «законность способа получения доказательств является неотъемлемой частью самого понятия доказательства»(1).

Собирание доказательств согласно ч. 1 ст. 86 УПК РФ осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий. Таким образом, исключительной компетенцией на производство следственных (и судебных) действий обладает лишь орган, осуществляющий производство по делу в соответствующей стадии(2). Из положений УПК РФ следует, что законодатель рассматривает доказательства как сведения, полученные уполномоченным должностным лицом процессуальным путем, т. е. путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных УПК РФ, в форме, указанной в ч. 2 ст. 74 УПК РФ.

Для защитника законодатель предусмотрел полномочия по осуществлению трех мер, упомянутых в ч. 3 ст. 86 УПК РФ, однако ни одна из них следственным действием не является. Иными словами, получаемая защитником информация априори не может признаваться доказательством, поскольку принципиально отличается от доказательств в части субъектов, осуществляющих поиск и познание, методов осуществления указанных действий и источников получения сведений.

Таким образом, анализ действующего уголовно-процессуального законодательства позволяет прийти к выводу о том, что ч. 3 ст. 86 УПК РФ не наделяет защитника правом собирать доказательства.

Законодатель сам осторожно говорит о «получении предметов, документов и иных сведений» (п. 1 ч. 3 ст. 86 УПК РФ). Уже то, что совершенно справедливо с точки зрения теории доказательств говорится о получении предметов, документов и иных сведений, т. е. информации, а не доказательств, подтверждает сказанное. Действительно, полученные защитником сведения не могут сразу же войти в систему доказательств по уголовному делу, поскольку они не обладают процессуальным статусом. Так же сконструирован и п. 2 ч. 3 ст. 86 УПК РФ: «опрос лиц с их согласия». Таким способом собранные защитником сведения это тоже всего лишь информация, которая без соответствующего процессуального оформления лишена признака достоверности. А чтобы оперировать в уголовном процессе доказательствами, необходимо закрепить полученные сведения надлежащим процессуальным путем на основе соответствующих норм уголовно-процессуального закона. Ведь только после уголовно-процессуального собирания обнаруженные защитником носители информации приобретают качество источников доказательств, а сами сведения становятся процессуальным доказательством.

По мнению Ю. П. Гармаева, «показания лиц, опрошенных защитниками, предметы, документы и иные сведения могут по своему содержанию являться доказательствами (ч. 1 ст. 74 УПК РФ), но сами по себе, вне их процессуального оформления судом, прокурором, следователем или дознавателем, не могут быть признаны допустимыми доказательствами»(3).

На наш взгляд, верную позицию в этом вопросе также занимает С. А. Шейфер, который указывает, что «признать представленный объект доказательством, ввести его в дело, т. е. включить в систему уже собранных доказательств — это исключительная прерогатива органа расследования, прокурора и суда. Принятие решения о приобщении предмета или документа к делу в сущности представляет собой акт закрепления доказательства, завершающий момент собирания (формирования) доказательства. Пока такое решение не принято — доказательства еще не существует. Оно еще “не собрано”, не сформулировано»(4).

То что в ч. 3 ст. 86 УПК РФ речь идет не о собирании и представлении защитником доказательств, а о собирании и представлении документов и предметов для приобщения к уголовному делу в качестве доказательств, справедливо отмечает Н. П. Царева(1), и мы разделяем ее точку зрения. Тем более что данное положение уголовно-процессуального закона воспроизводит способы собирания адвокатом информации в пользу своего подзащитного, установленные ч. 3 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ, согласно которой адвокат вправе:

«1) собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, а также общественных объединений и иных организаций. Указанные органы и организации в порядке, установленном законодательством, обязаны выдать адвокату запрошенные им документы или их заверенные копии не позднее чем в месячный срок со дня получения запроса адвоката;

2) опрашивать с их согласия лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу, по которому адвокат оказывает юридическую помощь;

3) собирать и представлять предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами, в порядке, установленном законодательством Российской Федерации».

Следовательно, деятельность защитника по реализации полномочий, предусмотренных ч. 3 ст. 86 УПК РФ, ни с точки зрения полученных результатов, ни с точки зрения методов ее осуществления нельзя считать собиранием доказательств. Поэтому до признания представленных сведений, документов и предметов доказательствами они не имеют такого статуса. На это справедливо указывает Ю. И. Стецовский: «Собирать доказательства разрешается в пределах процессуальной формы и только лицу, производящему дознание, следователю, прокурору, суду»(2).

Полагаем, что только представленные защитником справки, характеристики, иные документы, истребованные от органов государственной власти и прочих организаций в рамках п. 3 ч. 3 ст. 86 УПК РФ, которые согласно ст. 84 УПК РФ обладают процессуальной формой, могут быть приобщены в качестве доказательств по уголовному делу, поскольку субъект доказывания имеет реальную возможность подвергнуть их проверке на предмет относимости и достоверности и сделать их дальнейшее использование в качестве доказательств допустимым.

По мнению Б. И. Пинхасова, в случае представления документа участником уголовного судопроизводства, имеющим такое право, необходимо допросить владельца подобного документа(3). Между тем необходимо отметить, что в современных условиях подобное суждение не может считаться состоятельным, поскольку согласно п. 2 ч. 2 ст. 56 УПК РФ адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием, не может быть допрошен в качестве свидетеля. Тем самым уголовно-процессуальный закон запрещает получение показаний у защитника, принимающего участие в уголовном деле, в случаях когда защитник и его подзащитный не заинтересованы в оглашении тех или иных сведений. Данное положение нашло подтверждение в решении Конституционного Суда Российской Федерации, который определил, что п. 2 ч. 3 ст. 56 УПК РФ «не служит для адвоката препятствием в реализации права выступить свидетелем по делу при условии изменения впоследствии правового статуса и соблюдения прав и законных интересов лиц, доверивших ему информацию»(4). А в остальных случаях, по нашему мнению, существует возможность допросить

в качестве свидетеля, например, исполнителя представленной справки, характеристики, иного документа и только в том случае, если этому лицу могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для разрешения уголовного дела (ч. 1 ст. 56 УПК РФ).

Нельзя не обратить внимание на то обстоятельство, что защитник, исходя из требования п. 2 ч. 1 ст. 53 УПК РФ, вправе собирать и представлять доказательства для оказания юридической помощи. Однако п. 2 ч. 1 ст. 53 УПК РФ отсылает к ч. 3 ст. 86 УПК РФ, регламентирующей собирании доказательств. В ней уже нет ссылок и указаний на цель, которая стоит перед защитником. А раз так, защитник вправе в пределах предоставленных ему полномочий не только оказывать юридическую помощь своему подзащитному, но и осуществлять функции защиты в полном объеме: смягчение ответственности подзащитного; установление его невиновности либо меньшей виновности.

На основании вышеизложенного мы приходим к выводу о том, что в уголовном судопроизводстве в силу предоставленных полномочий (п. 2 ч. 1 ст. 53 УПК РФ и п. 3 ч. 3. ст. 86 УПК РФ) защитник вправе собирать и представлять предметы, документы, иные сведения, а также справки, характеристики и иные документы органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые, по его мнению, могут стать доказательствами, оправдывающими или смягчающими вину его подзащитного.

Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 г.

Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 г.

С изменениями и дополнениями от:

15 апреля, 10 сентября 1963 г., 14 декабря 1965 г., 24 августа, 31 августа, 16 сентября 1966 г., 8 мая 1968 г., 21 января 1969 г., 25 февраля, 21 мая 1970 г., 28 мая, 20 октября 1971 г., 26 июня, 30 ноября 1972 г., 17, 19 апреля 1973 г., 11, 15 июля 1974 г., 7 августа 1975 г., 30 декабря 1976 г., 3 февраля, 11 марта, 13 декабря 1977 г., 4 апреля 1978 г., 7 мая 1980 г., 24 августа 1981 г., 8 августа 1983 г., 30 января 1984 г., 24 января, 1 октября 1985 г., 28 мая 1986 г., 29 июня, 31 августа, 20 октября 1987 г., 5 января, 30 марта, 11 августа, 21 ноября 1988 г., 8 апреля, 5 июля, 11 декабря 1989 г., 16 января 1990 г., 21 марта, 5 декабря 1991 г, 18 марта, 23, 29 мая, 12 июня, 2, 3 июля, 24 ноября, 24 декабря 1992 г., 18 февраля, 31 марта, 29 апреля, 23 июня, 1, 16 июля, 27 августа 1993 г., 1 июля, 15 августа 1994 г., 7 марта, 24, 28 апреля, 18 мая, 19 июля, 17 декабря 1995 г., 13 апреля, 15 июня, 30 июля, 21, 31 декабря 1996 г., 26 февраля, 17 марта, 15 ноября, 17 декабря 1997 г., 9, 21 июля 1998 г., 4 января, 9 июля 1999 г., 10 апреля, 7 августа 2000 г., 9, 20 марта, 19 июня, 17 ноября, 29 декабря 2001 г.

См. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ

См. Закон РСФСР от 27 октября 1960 г. «Об утверждении Уголовно-процессуального кодекса РСФСР»

Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 г.

Принят третьей сессией ВС РСФСР пятого созыва 27 октября 1960 г.

Настоящий Кодекс вводится в действие с 1 января 1961 г.

Текст Кодекса опубликован в Ведомостях Верховного Совета РСФСР, 1960, N 40, ст. 592

В соответствии с Федеральным законом от 18 декабря 2001 г. N 177-ФЗ настоящий Кодекс признан утратившим с 1 июля 2002 г. за исключением положений, для которых указанным законом установлены иные сроки признания их утратившими силу

Постановлением Конституционного Суда РФ от 26 ноября 2002 г. N 16-П признана не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее статьям 46 (часть 1) и 50 (часть 3) часть первая статьи 363 настоящего Кодекса, постольку, поскольку ею исключается обязанность суда рассмотреть по существу просьбу осужденного, в том числе содержащегося в следственном изоляторе в связи с производством по другому уголовному делу, о его условно-досрочном освобождении от отбывания наказания

Постановлением Конституционного Суда РФ от 17 июля 2002 г. признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации положения пунктов 1 и 2 части первой статьи 342 настоящего Кодекса, находящиеся в нормативном единстве c положениями части первой и пункта 1 части второй статьи 371, пункта 2 части первой статьи 378, части первой статьи 379 и части третьей статьи 380 настоящего Кодекса — в части, допускающей пересмотр и отмену в порядке надзора по протесту прокурора вступившего в законную силу оправдательного приговора ввиду односторонности или неполноты расследования или судебного следствия, а также несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела в случаях, когда в предшествующем разбирательстве не были допущены нарушения, которые отвечали бы критериям, предусмотренным пунктом 2 статьи 4 Протокола N 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод

Определением Конституционного Суда РФ от 9 апреля 2002 г. N 28-О положения части третьей статьи 386 УПК РСФСР и части второй статьи 387 УПК РСФСР — в той мере, в какой они не допускают судебную проверку обоснованности постановлений прокурора об отказе в возбуждении и о прекращении производства по вновь открывшимся обстоятельствам, препятствуя тем самым исправлению допущенных судебных ошибок и восстановлению нарушенных вследствие этого прав и законных интересов граждан и иных лиц, признаны не соответствующие Конституции РФ

Постановлением Конституционного Суда РФ от 15 января 1999 г. N 1-П положения частей первой и второй статьи 295 УПК РСФСР, на основании которых потерпевший по уголовному делу не допускается к участию в судебных прениях, кроме как по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 115, 116, частью первой статьи 129 и статьей 130 УК РФ, признаны не соответствующими Конституции РФ

Постановлением Конституционного Суда РФ от 2 июля 1998 г. N 20-П признаны не соответствующими Конституции РФ отдельные положения статей 331 и 464 настоящего Кодекса

Постановлением Конституционного Суда РФ от 29 апреля 1998 г. N 13-П положение, содержащееся в части четвертой статьи 113 настоящего кодекса, в той мере, в какой оно не допускает судебного обжалования постановления прокурора, следователя или органа дознания об отказе в возбуждении уголовного дела, а также исключает для лиц, интересы которых затрагиваются этим постановлением, возможность использовать для своей защиты любые не запрещенные законом способы, признано не соответствующим Конституции РФ

Постановлением Конституционного Суда РФ от 16 марта 1998 г. N 9-П статья 44 настоящего Кодекса в той мере, в какой она допускает передачу дела из одного суда, которому оно подсудно, в другой суд без принятия соответствующего процессуального судебного акта и при отсутствии указанных в самом процессуальном законе точных оснований (обстоятельств), по которым дело не может быть рассмотрено в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, и, следовательно, подлежит передаче в другой суд, признана не соответствующей статьям 46 и 47 (часть 1) Конституции РФ

В соответствии с Федеральным законом от 18 декабря 2001 г. N 177-ФЗ настоящий Кодекс утратил силу с 1 июля 2002 г. за исключением положений, для которых указанным законом установлены иные сроки признания их утратившими силу:

Глава 30 действует до 1 января 2003 г., за исключением статьи 373, которая утрачивает силу со дня введения в действие Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации

В настоящий документ внесены изменения следующими документами:

Федеральный закон от 29 декабря 2001 г. N 192-ФЗ

Федеральный закон от 29 декабря 2001 г. N 183-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 января 2002 г.

Федеральный закон от 17 ноября 2001 г. N 144-ФЗ

Федеральный закон от 19 июня 2001 г. N 83-ФЗ

Федеральный закон от 20 марта 2001 г. N 26-ФЗ

Федеральный закон от 9 марта 2001 г. N 25-ФЗ

Федеральный закон от 7 августа 2000 г. N 119-ФЗ

Федеральный закон от 10 апреля 2000 г. N 53-ФЗ

Федеральный закон от 9 июля 1999 г. N 158-ФЗ

Федеральный закон от 4 января 1999 г. N 3-ФЗ

Федеральный закон от 21 июля 1998 г. N 117-ФЗ

Федеральный закон от 9 июля 1998 г. N 95-ФЗ

Действие части второй статьи 15 настоящего Кодекса приостановлено до введения в действие Уголовно-процессуального кодекса РФ

Федеральный закон от 17 декабря 1997 г. N 150-ФЗ

Федеральный закон от 15 ноября 1997 г. N 142-ФЗ

Федеральный закон от 15 ноября 1997 г. N 141-ФЗ

Федеральный закон от 17 марта 1997 г. N 51-ФЗ

Федеральный закон от 31 декабря 1996 г. N 163-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 января 1997 г.

Федеральный закон от 30 июля 1996 г. N 103-ФЗ

Федеральный закон от 15 июня 1996 г. N 73-ФЗ

Федеральный закон от 13 апреля 1996 г. N 30-ФЗ

Федеральный закон от 17 декабря 1995 г. N 200-ФЗ

Федеральный закон от 19 июля 1995 г. N 111-ФЗ

Федеральный закон от 19 июля 1995 г. N 110-ФЗ

Федеральный закон от 18 мая 1995 г. N 79-ФЗ

Федеральный закон от 28 апреля 1995 г. N 67-ФЗ

Федеральный закон от 24 апреля 1995 г. N 61-ФЗ

Федеральный закон от 7 марта 1995 г. N 28-ФЗ

Федеральный закон от 15 августа 1994 г. N 27-ФЗ

Федеральный закон от 1 июля 1994 г. N 10-ФЗ

Закон РФ от 27 августа 1993 г. N 5668-I

Закон РФ от 16 июля 1993 г. N 5451-I

Закон РФ от 1 июля 1993 г. N 5304-I

Закон РФ от 23 июня 1993 г. N 5227-I

Закон РФ от 29 апреля 1993 г. N 4902-I

Закон РФ от 29 апреля 1993 г. N 4901-I

Закон РФ от 31 марта 1993 г. N 4717-I

Закон РФ от 18 февраля 1993 г. N 4510-I

Закон РФ от 24 декабря 1992 г. N 4217-I

Закон РФ от 24 ноября 1992 г. N 3996-I

Закон РФ от 3 июля 1992 г. N 3200-I

Закон РФ от 2 июля 1992 г. N 3181-I

Закон РФ от 12 июня 1992 г. N 2988-I

Закон РФ от 29 мая 1992 г. N 2869-I

Закон РФ от 23 мая 1992 г. N 2825-I

Закон РФ от 18 марта 1992 г. N 2540-I

Закон РСФСР от 5 декабря 1991 г. N 1982-I

Закон РСФСР от 21 марта 1991 г. N 945-I

Указ Президиума ВС РСФСР от 16 января 1990 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 11 декабря 1989 г.

Изменения вводятся в действие с 1 декабря 1989 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 5 июля 1989 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 8 апреля 1989 г.

Изменения вводятся в действие с 10 апреля 1989 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 21 ноября 1988 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 11 августа 1988 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 30 марта 1988 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 30 марта 1988 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 5 января 1988 г.

Изменения вводятся в действие с 1 марта 1988 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 20 октября 1987 г.

Изменения вводятся в действия с 1 января 1988 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 31 августа 1987 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 29 июня 1987 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 28 мая 1986 г.

Изменения вводятся в действие с 1 июля 1986 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1985 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 24 января 1985 г.

Изменения вводятся в действие с 1 марта 1985 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 30 января 1984 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 13 сентября 1983 г.

Изменения вводятся в действие с 1 октября 1983 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 8 августа 1983 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 24 августа 1981 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 7 мая 1980 г.

Изменения вводятся в действие с 1 июня 1980 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 4 апреля 1978 г.

Изменения вводятся в действие с 1 октября 1978 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 13 декабря 1977 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 11 марта 1977 г.

Изменения вводятся в действие с 1 апреля 1977 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 3 февраля 1977 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 3 февраля 1977 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 30 декабря 1976 г.

Изменения вводятся в действие с 1 января 1977 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 7 августа 1975 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 15 июля 1974 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 11 июля 1974 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 19 апреля 1973 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 17 апреля 1973 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 30 ноября 1972 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 26 июня 1972 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 20 октября 1971 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 28 мая 1971 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 21 мая 1970 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 25 февраля 1970 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 21 января 1969 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 8 мая 1968 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 16 сентября 1966 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 31 августа 1966 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 24 августа 1966 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 14 декабря 1965 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 10 сентября 1963 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 15 апреля 1963 г.

Изменения вводятся в действие с 1 июля 1963 г.

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации

Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 27 августа 1985 года №7

Текст Постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 27 августа 1985 года №7

О внесении изменений и дополнений в постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 17 сентября 1975 года №5 «О соблюдении судами РСФСР процессуального законодательства при судебном разбирательстве уголовных дел» (с изменениями, внесенными постановлениями Пленума от 20 декабря 1976 года №7 и от 20 декабря 1983 года №10)

В связи с возникшими в судебной практике вопросами, а также изменениями и дополнениями, внесенными в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Пленум Верховного Суда РСФСР

I. Дополнить постановление пунктом 3а следующего содержания:

«3а. В целях повышения воспитательного значения судебных процессов необходимо принимать меры для создания условий активного участия представителей общественности в рассмотрении дел.

Решая вопрос о допуске к участию в рассмотрении дела представителей общественных организаций и трудовых коллективов, суд обязан проверить, выделены ли они для участия в судебном разбирательстве с соблюдением требований ст.250 УПК РСФСР. Допущенным к участию в рассмотрении дела представителям общественности суд должен, с учетом предоставленных им полномочий, разъяснить предусмотренные ч.3 и ч.4 ст.250 УПК РСФСР права и обеспечить возможность их реализации.

Обратить внимание судов на различное процессуальное положение представителей общественности, участвующих в судебном заседании в соответствии со ст.250 УПК РСФСР, и представителей предприятий, учреждений и организаций, участвующих в судебном разбирательстве дел о преступлениях несовершеннолетних (ст.400 УПК РСФСР). Последние могут лишь участвовать с разрешения суда в исследовании доказательств, и в необходимых случаях могут быть допрошены в качестве свидетелей».

II. Абзац третий пункта 4 изложить в следующей редакции:

«Законом (ч.3 и ч.4 ст.276 УПК РСФСР) предусмотрено право лица, которому отказано в удовлетворении ходатайства, заявить его в дальнейшем в зависимости от хода судебного разбирательства, а также право суда по собственной инициативе вынести определение и произвести те процессуальные действия, на необходимость которых указывалось в неудовлетворенном ранее ходатайстве».

III. Дополнить постановление пунктами 6а и 6б следующего содержания:

«6а. В соответствии с ч.2 ст.277 УПК РСФСР, при отложении разбирательства дела после допроса явившихся в судебное заседание свидетелей, эксперта или специалиста, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей, вторично эти лица могут не вызываться в судебное заседание, если после отложения разбирательства дело рассматривается в том же составе суда и в их вызове нет необходимости.

При применении этого положения закона судам следует иметь в виду, что потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе (ст.ст.53-55 УПК РСФСР) принимать участие во всех судебных заседаниях по рассматриваемому делу для защиты своих прав и законных интересов. Поэтому неучастие этих лиц в последующих после отложения разбирательства дела судебных заседания должно носить добровольный характер, отражать их волеизъявление. В целях обеспечения таких условий председательствующий обязан при отложении разбирательства дела разъяснить названным лицам право на участие в последующих судебных заседаниях, что должно быть зафиксировано в протоколе судебного заседания, и в дальнейшем извещать их о времени и месте следующих судебных заседаний.

6б. Разъяснить судам, что:

а) по смыслу ст.ст.34, 272 УПК РСФСР указание закона о составе суда первой инстанции относится только к председательствующему и народным заседателям;

б) при рассмотрении дела после отложения его разбирательства в ином составе суд обязан вторично вызвать и допросить указанных в ч.2 ст.277 УПК РСФСР лиц в судебном заседании. Оглашать показания этих лиц и ссылаться на них в приговоре суд вправе лишь при наличии причин, исключающих возможность их явки в судебное заседание.

Необходимо иметь в виду, что исходя из принципа процессуального закона о непрерывности судебного разбирательства, после отложения разбирательства дела судебное заседание должно начинаться с подготовительной части независимо от того, рассматривается ли дело в том же или в ином составе суда.

Невыполнение этого требования является существенным нарушением процессуального закона, влекущим отмену приговора».

IV. Внести в п.8 постановления изменения и дополнения, изложив его в редакции:

«Суды должны строго выполнять нормы закона, определяющие процессуальное положение и полномочия эксперта и специалиста.

Во всех случаях, когда для установления конкретных обстоятельств дела необходимы специальные познания в науке, технике, искусстве или ремесле, следует решать вопрос, требуется ли проведение экспертизы, или эти обстоятельства могут быть выяснены путем привлечения к участию в судебном разбирательстве соответствующего специалиста.

Специалист приглашается для участия в судебном разбирательстве в тех случаях, когда суду либо участникам судебного разбирательства при исследовании доказательств могут потребоваться специальные знания и навыки (например, в существе технологического или производственного процесса, специфических особенностях той или иной профессии и т.п.). Мнение специалиста обязательно отражается в протоколе судебного заседания.

Заключение эксперта является в соответствии с законом одним из видов доказательств, и дается на основании произведенных исследований. Эксперту могут быть поставлены вопросы, входящие в компетенцию специалиста; постановка перед специалистом вопросов, относящихся к компетенции эксперта, недопустима: его мнение не может быть приравнено к заключению эксперта.

Обратить внимание судов на недопустимость замены производства экспертизы допросом эксперта, поскольку в соответствии со ст.ст.288, 289 УПК РСФСР допрос эксперта может иметь место только после производства им экспертизы на суде и оглашения своего заключения.

При производстве экспертизы в ходе судебного разбирательства уголовного дела судам необходимо строго руководствоваться разъяснениями, содержащимися в постановлении Пленума Верховного Суда СССР N1 от 16 марта 1971 года «О судебной экспертизе по уголовным делам».

V. Дополнить постановление пунктами 9а и 9б следующего содержания:

«9а. Судам следует иметь в виду, что предусмотренное ч.2 ст.73 УПК РСФСР наложение денежного взыскания на свидетеля за неявку в суд может иметь место при его неявке без уважительных причин. Уважительными причинами неявки свидетеля в суд в частности, могут быть признаны: болезнь, лишающая его возможности явиться в суд; болезнь члена семьи при невозможности поручить кому-либо уход за ним; несвоевременное вручение повестки; невозможность явки вследствие стихийного бедствия, а также иные обстоятельства, препятствующие свидетелю явиться в суд в назначенный срок.

В зависимости от конкретных обстоятельств, определение о наложении денежного взыскания на свидетеля выносится, по усмотрению суда, либо в совещательной комнате, либо после совещания судей на месте с занесением определения в протокол судебного заседания.

В случаях, когда причины неявки не представляется возможным установить в ходе судебного разбирательства дела, вопрос о наложении денежного взыскания должен решаться в порядке, предусмотренном чч.2, 3, 4 ст.323 УПК РСФСР.

Определение суда о наложении денежного взыскания может быть обжаловано и опротестовано в порядке ч.1 ст.331 УПК РСФСР.

9б. Учитывая, что выявление причин и условий, способствовавших совершению преступления, является в соответствии с ч.2 ст.68 УПК РСФСР важной составной частью судебного разбирательства, судам следует при рассмотрении каждого уголовного дела принимать все необходимые меры к выполнению этого требования закона, и при наличии достаточных оснований выносить обоснованные частные определения.

Основанием для вынесения частного определения могут служить установленные по делу факты нарушения закона, причины и условия, способствовавшие совершению правонарушений, неправильное поведение отдельных граждан на производстве, в быту или нарушение ими общественного долга.

Необходимо также при разбирательстве дела выяснять, какие меры приняты по внесенным органами расследования представлениям об устранении причин и условий, способствовавших совершению преступления, а если таковые не были приняты без уважительных причин, указывать об этом в частном определении и, при наличии к тому оснований, поставить вопрос об ответственности соответствующего должностного лица».

Смотрите еще:

  • Статья 779 глава 39 Статья 779. Договор возмездного оказания услуг 1. По договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги. 2. Правила настоящей […]
  • Земельный участок на новорязанском шоссе Участки в дачных поселках по Новорязанскому шоссе Новорязанское 75 км Стоимость за сотку Новорязанское 75 км Стоимость за сотку Новорязанское 75 км Стоимость за сотку Новорязанское 87 км Стоимость за сотку от 10000 рублей Новорязанское 77 км Стоимость за сотку от […]
  • Адвокат в уголовном процессе дипломная Роль адвоката в уголовном процессе Главная > Реферат >История Роль адвоката в уголовном процессе Существует несколько различных форм оказания адвокатом юридической помощи. Одна из них — участие в качестве представителя или защитника доверителя в уголовном судопроизводстве. В уголовном […]
  • Медицинская социальная экспертиза Медицинская социальная экспертиза Учреждение создано в соответствии с Распоряжением Правительства Российской Федерации от 16 декабря 2004 года № 1646-р в целях оказания государственной услуги по проведению медико-социальной экспертизы граждан. Учреждение действует на основании Устава, […]
  • Статья 56 часть 3 конституции рф Статья 56 Конституции РФ 1. В условиях чрезвычайного положения для обеспечения безопасности граждан и защиты конституционного строя в соответствии с федеральным конституционным законом могут устанавливаться отдельные ограничения прав и свобод с указанием пределов и срока их действия. 2. […]
  • Купить дом под снос в иваново Купить участок в Иванове, Ивановская область Форма поиска Участок 6 сот. Иваново, Большая Воробьевская ул., 14 Продам участок ИЖС 6 соток Вблизи ул. Большая Воробьевская учсток расположен на ул. 4-Зеленостроевская дом 14, свет, газ, скважина недостроенный дом из пеноблоков 55кв. М на […]
  • Бюджетный кодекс российской федерации статья 62 Статья 62. Неналоговые доходы местных бюджетов Неналоговые доходы местных бюджетов учитываются и формируются в соответствии со статьями 41 - 46 настоящего Кодекса, в том числе за счет части прибыли муниципальных унитарных предприятий, остающейся после уплаты налогов и иных обязательных […]
  • Ифнс регистрация ооо москва Регистрация ООО в Москве - ИФНС № 46 Регистрация ООО в Москве происходит в ИФНС № 46. Полное наименование ИФНС № 46 – Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы № 46 по городу Москве. Процедура регистрации (и в частности регистрации ООО) в Москве и большинстве крупных городов […]
Записи созданы 6583

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх