Пленум по ст 325 ук рф

Оглавление:

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ПРЕСТУПНЫЕ
ПОСЯГАТЕЛЬСТВА В СФЕРЕ ДОКУМЕНТООБОРОТА

В настоящее время вопросам уголовной ответственности за совершение преступлений в сфере документооборота в научных кругах уделяется заслуженное внимание, так как охрана информационного оборота в целом является одной из приоритетных задач государства. Вместе с тем исследования преступности в сфере документооборота в основном сводятся к анализу такой стадии документооборота, как непосредственный оборот, на которой совершается подлог (фальсификация) документов, или же к уголовно-правовой охране документов в сфере охраны порядка управления, где документ выступает основным непосредственным предметом преступных действий.

Действительно, большинство преступлений в сфере документооборота совершается путем подлога документов, но на каждой стадии документооборота можно выделить иные способы преступных посягательств.

В нескольких составах преступлений, предусмотренных УК РФ, речь идет о хищении в сфере документооборота — это статьи 164, 183, 325 УК РФ.

В УК РФ дано определение понятия «хищение» в примечании к ст. 158 УК РФ: «совершенное с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества».

Ряд авторов определяют понятие «хищение» применительно к документам по аналогии с понятием «хищение» в преступлениях против собственности. Так, О. М. Стафиевская, определяя объективную сторону состава преступления, предусмотренного ст. 325 УК РФ, полагает, что похищение документов означает противоправное завладение ими любым способом, характерным для хищения (кража, грабеж, разбой и т. д.), с намерением виновного распорядиться ими по своему усмотрению(1).

Однако насколько данное определение применимо к деяниям в сфере документооборота? Тем более что в двух рассматриваемых составах преступлений речь идет не о «хищении», а о «похищении».

Данный вопрос широко дискутируется в научных кругах, и многие теоретики

приходят к выводу о том, что понятие «хищение» неприменимо в полной мере к деяниям в сфере документооборота(1).

Такие обязательные признаки хищения, как «причинение ущерба собственнику» и «корыстная цель» применительно к деяниям в сфере документооборота приобретают иную интерпретацию, а часто становятся излишними.

В чем выражается ущерб собственнику документов от совершенного хищения?

Если обратиться к документам, имеющим особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, то их ценность определяется не только их стоимостью в денежном выражении, но и значимостью для истории, науки, искусства и культуры(2). Значимость этих документов состоит в том, что они являются уникальными, часто неповторимыми продуктами человеческой деятельности. Основанием отнесения документа к таковому служит Закон РФ «О вывозе и ввозе культурных ценностей» от 15 апреля 1993 г. № 4804-1, в ст. 7 которого определены категории предметов, подпадающих под действие данного Закона.

Сложнее установление ущерба от хищения документа применительно к ст. 325 УК РФ. Состав данного преступления определен как формальный, т. е. причинение имущественного ущерба не является обязательным признаком объективной стороны состава преступления. Таким образом, отсутствует признак причинения ущерба собственнику путем хищения документов, в отличие от хищений в преступлениях против собственности — Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях в примечании к ст. 7.27 установлен размер мелкого хищения в 1000 рублей, позволяющий отграничить административное правонарушение от уголовно наказуемого. Можно говорить, в некотором роде, об ущербе, когда потерпевший несет расходы на восстановление похищенных документов. Так, в ст. 333.33 Налогового кодекса РФ за выдачу дубликата документа, подтверждающего аккредитацию юридического лица, установлена государственная пошлина в размере 200 рублей.

Применительно к анализу сущности документов, указанных в ст. 183 УК РФ, следует обратить внимание на следующее. Определение понятий «коммерческая тайна», «налоговая тайна» и «банковская тайна» дается соответствующим отраслевым законодательством. Так, понятие «банковская тайна» дано в ст. 857 Гражданского кодекса РФ и ст. 26 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» от 2 декабря 1990 г. № 395-1. В соответствии с указанным Законом под «банковской тайной» подразумевают сведения, касающиеся состояния банковского счета и банковского вклада клиента кредитной организации, операций по счету, а также информации о владельце счета.

Определение материальной стоимости документов, содержащих сведения о данных видах «тайн», являющихся конфиденциальной информацией, затруднительно. Ценность данной информации, закрепленной в документах, заключается в ее неизвестности посторонним лицам. Ущерб для собственника от разглашения сведений конфиденциального характера может быть как реальным материальным ущербом, так и упущенной выгодой.

Признак «корыстная цель» хищения также приобретает определенную интерпретацию применительно к хищению документов. Так, в ст. 325 УК РФ обязательным признаком субъективной стороны состава

преступления является мотив корыстной или иной личной заинтересованности. «Корыстный мотив» Пленум Верховного Суда РФ определяет как извлечение положительной материальной выгоды или избавление от материальных затрат(1). Мотив личной заинтересованности может быть определен как, например, месть лицу, в ведении которого находятся документы, желание помочь близким, карьеризм и так далее.

Таким образом, при отсутствии четко установленного мотива действия лиц не могут быть квалифицированы как хищение документов.

Великолукским городским судом Псковской области в 2009 г. рассмотрено уголовное дело по обвинению И. и Ж. в совершении преступления, предусмотренного пп. «а», «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, и И. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 325 УК РФ. Установлено, что И. и Ж. 10 августа 2008 г. в квартире у Н. по предварительному сговору с применением насилия открыто похитили имущество, а именно деньги, мобильный телефон, две спортивные сумки, аудиомагнитофон и 20 дисков. Также И. с имуществом похитил паспорт потерпевшего. Из протокола судебного следствия видно, что пояснить при допросе И., с какой целью он забирал паспорт Н., не смог, сказал, что не помнит, был пьян(2).

Таким образом, обязательный признак субъективной стороны состава преступления — мотив в действиях И. не установлен. И его действия теоретически не могли быть квалифицированы по указанной статье. Полагаем, что в данном случае этот пробел законодательства необходимо устранить путем замены термина «похищение» на «незаконное изъятие».

В диспозиции ст. 183 УК РФ относительно похищения сведений, составляющих банковскую, коммерческую или налоговую тайну, корыстный мотив вообще не определен. Сведения могут быть похищены по любым мотивам. Мотив преступления не является обязательным признаком субъективной стороны состава рассматриваемого преступного деяния. Так, нередко на практике похищение документов влечет разглашение коммерческой, банковской или налоговой тайны по мотиву личной неприязни или корыстной заинтересованности.

Полагаем, что термин «хищение» применительно к составам преступлений в сфере документооборота имеет свои особенности, которые определяются спецификой документов, что позволяет говорить о неприменимости определения рассматриваемого термина «хищение» к данным составам. Представляется, что термин «хищение» и «похищение» необходимо определить как «незаконное изъятие» документов, которое может быть совершено любым способом.

Данное терминологическое уточнение будет более правильным и с точки зрения описания деяний, связанных с электронными документами. Так, незаконным изъятием электронных документов, содержащих банковскую тайну, может быть неправомерный доступ к компьютерной информации, повлекший ее копирование.

Кроме того, на практике органы следствия и суды при квалификации действий как хищение документов часто не смотрят на вид документов, группируя их по способу совершения преступного деяния.

Так, Великолукским городским судом Псковской области рассмотрено уголовное дело по обвинению Х. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 325 УК РФ. Судом установлено, что 2 августа 2011 г. Х. на автомобильной стоянке торгового центра из автомобиля похитил

следующие документы: паспорт, водительское удостоверение, медицинский страховой полис, пенсионное страховое свидетельство, паспорт транспортного средства, страховой полис и нотариальную доверенность на право управления автомашиной(1).

По указанному уголовному делу органами предварительного следствия и суда не было проведено разграничение документов на важные личные, являющиеся предметом преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 325 УК РФ, и официальные документы, выступающие предметом совершения деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 325 УК РФ.

Учитывая, что не только теоретики уголовного права, но и сложившаяся следственная и судебная практика относят паспорт транспортного средства, доверенность, заверенную нотариально, страховой полис к официальным документам, хищение документов данного вида необходимо было квалифицировать по ч. 1 ст. 325 УК РФ. Использование терминов «хищение» и «похищение» документов в тексте уголовного закона имеет исторические предпосылки. Так, ранее в УК РСФСР 1960 г. понятие «хищение» относилось к незаконному изъятию государственной собственности, а «похищение» — к изъятию частной собственности. В настоящее время в тексте действующего уголовного закона законодателем данные термины употребляются как синонимы. О необходимости унификации понятийного аппарата действующего уголовного законодательства применительно к терминам «хищение» и «похищение» говорит и ряд теоретиков уголовного права(2).

С момента принятия УК РФ 1996 г. идут постоянные дискуссии по вопросу применимости определения термина «хищение», данного в примечании к ст. 158 УК РФ, ко всем составам преступлений. Так, справедливо замечено И. Кочои, что «незаконное завладение тем, что нельзя однозначно относить к чужому имуществу, по логике вещей, не может быть и названо хищением(3). Ученый предлагает два варианта устранения возникших противоречий — или относить термин «хищение» только к преступлениям против собственности, или дать его универсальное определение.

Полагаем, что применительно к деяниям в сфере документооборота законодателю необходимо изменить терминологию. Данное обстоятельство унифицирует понятийный аппарат, восполнит ряд пробелов текста уголовного закона и будет более точным относительно деяний, связанных с электронными документами.

Статья 325. Похищение или повреждение документов, штампов, печатей либо похищение акцизных марок, специальных марок или знаков соответствия

1. Похищение, уничтожение, повреждение или сокрытие официальных документов, штампов или печатей, совершенные из корыстной или иной личной заинтересованности, —

наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до одного года.

2. Похищение у гражданина паспорта или другого важного личного документа —

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев.

3. Похищение акцизных марок, специальных марок или знаков соответствия, защищенных от подделок, —

наказывается штрафом до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Комментарий к Ст. 325 УК РФ

1. Общественная опасность преступления состоит в том, что оно нарушает порядок ведения официальной документации, а также может нарушить права граждан.

Предметом преступления, предусмотренного в ч. 1 статьи, являются официальные документы (см. комментарий к ст. 324). Это может быть любой официальный документ, а не только предоставляющий права и освобождающий от обязанностей. Судебная практика не признает официальным документом, например, акты контрольных закупок, составленные не должностным лицом, а оформленные с целью обмана частных предпринимателей . К предметам преступления также относятся штампы (ручные печатные формы (клише) для производства оттисков, в которые письменно вносится информация о дате выдачи, номере документа и т.д.); печати (приборы с вырезанными знаками о названии учреждения, его месте нахождения и т.п. для выполнения оттиска на бумаге, сургуче и т.п.). Перечень предметов преступления исчерпывающий.
———————————
БВС РФ. 2001. N 12. С. 10 — 11.

2. Объективная сторона преступления альтернативно складывается из похищения (возможно всеми способами противоправного безвозмездного изъятия). Применение при этом насилия квалифицируется по совокупности преступлений, предусмотренных данной статьей, и в зависимости от тяжести насилия как преступления против жизни или здоровья. Похищение документа для совершения с его помощью иного преступления образует совокупность рассматриваемого преступления и приготовления к другому преступлению (например, ст. ст. 30 и 159 УК); уничтожения (полная ликвидация документа, штампа, печати любыми способами); повреждения (когда возможность использования названных предметов по назначению утрачивается либо существенно затрудняется) либо сокрытия (невозвращение указанных предметов, их перемещение без ведома лица, в ведении которого они находились).

Преступление считается оконченным при похищении — когда виновный получил реальную возможность владеть, пользоваться и распоряжаться похищенными предметами; при уничтожении и повреждении — с момента приведения этих предметов в непригодное состояние; при сокрытии — с момента их утаивания.

Если похищен выданный в установленном порядке рецепт или иной документ, дающий право на получение наркотического средства или психотропного вещества, а затем он подделан, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений по комментируемой статье и ст. 233 УК.

3. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Обязательным признаком является мотив: корыстная (см. комментарий к ст. 105) или иная личная заинтересованность (месть лицу, в ведении которого находятся документы, штампы, печати, желание помочь кому-либо из близких, карьеризм и т.д.).

4. Субъект преступления — вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

5. Части 2 и 3 комментируемой статьи предусматривают самостоятельные составы преступлений.

Предметом преступления в ч. 2 этой статьи является паспорт (основной документ, удостоверяющий личность гражданина Российской Федерации на территории РФ, — п. 1 Положения о паспорте гражданина Российской Федерации, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 08.07.1997 N 828 ) (см. комментарий к ст. 322) либо другой важный личный документ, подтверждающий права его владельца или содержащий сведения о нем (например, водительское либо пенсионное удостоверение, трудовая книжка, диплом, доверенность на право управления автомашиной, технический паспорт на автомашину, временное разрешение на управление транспортным средством, свидетельство о регистрации транспортного средства, военный билет, свидетельство о смерти, страховой медицинский полис, медицинская санитарная книжка) . По делу А. таковым был признан страховой полис обязательного страхования автогражданской ответственности (ОСАГО) .
———————————
СЗ РФ. 1997. N 28. Ст. 3444.

БВС РФ. 2001. N 8. С. 19; 2002. N 9. С. 22; 2003. N 4. С. 16; 2004. N 11. С. 17.

БВС РФ. 2009. N 10. С. 31.

Предмет преступления в ч. 3 комментируемой статьи — марки акцизного сбора, специальные марки или знаки соответствия, защищенные от подделок (см. комментарий к ст. 171.1). Знак соответствия не является документом. Он имеет изображение знака соответствия, серию и номер, выполняется по специальной технологии и наносится на заверенную в установленном порядке копию сертификата соответствия на товары и продукцию, подлежащие обязательной сертификации. Продажа знаков соответствия осуществляется заявителю, подавшему документы в установленном порядке .
———————————
Вестник Госстандарта России. 2000. N 8.

Объективная сторона обоих преступлений состоит в похищении названных предметов. Понятие «похищение» идентично этому понятию в ч. 1 комментируемой статьи. Похищение у гражданина паспорта или другого важного личного документа и его последующее уничтожение квалифицируются по ч. 2 этой статьи, и дополнительной юридической оценки по другим нормам УК, в частности по ч. 1 данной статьи, в этом случае не требуется .
———————————
БВС РФ. 2000. N 7. Ст. 14; 2003. N 3. С. 11.

Субъективная сторона предусмотренных ч. ч. 2 и 3 комментируемой статьи преступлений характеризуется прямым умыслом. Для квалификации по ч. 2 этой статьи необходимо, чтобы лицо осознавало, что похищает именно важный личный документ, и желало похитить его. Похищение документа вместе с личными вещами при отсутствии умысла на хищение документа не подлежит квалификации по ч. 2 данной статьи. Для квалификации содеянного по ч. 3 комментируемой статьи следует установить, что лицо также осознавало свойства похищаемых предметов и желало их похитить.

Субъект этих преступлений — вменяемое физическое лицо 16-летнего возраста.

Статья 325 УК РФ. Похищение или повреждение документов, штампов, печатей либо похищение акцизных марок, специальных марок или знаков соответствия

1. Похищение, уничтожение, повреждение или сокрытие официальных документов, штампов или печатей, совершенные из корыстной или иной личной заинтересованности, —

наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до одного года.

2. Похищение у гражданина паспорта или другого важного личного документа —

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев.

3. Похищение акцизных марок, специальных марок или знаков соответствия, защищенных от подделок, —

наказывается штрафом до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Комментарии к ст. 325 УК РФ

1. Непосредственный объект преступления — общественные отношения, установленные для обращения с документами, штампами, печатями, марками акцизного сбора, специальными марками и знаками соответствия.

2. Предмет преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 325:

а) официальный документ, который предоставляет права или освобождает от обязанностей либо не обладает такой юридической силой, но находится в документообороте государственной или негосударственной организации.

О понятии официального документа см. комментарий к ст. 324;

б) штамп — печатная форма с определенным текстом, используемая для производства оттисков при составлении документов или для отметки на ранее выданном документе;

в) печать — предмет с обычно выпуклым круглым негативным изображением наименования организации или физического лица, герба или иным рисунком, предназначенный для производства оттисков на бумаге, сургуче, пластилине и других материалах.

Предметом преступления не являются государственные награды. Поэтому их хищение может быть квалифицировано как соответствующее преступление против собственности, если эти награды имеют стоимость.

3. Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 325, выражается в похищении, уничтожении, повреждении или сокрытии официальных документов, штампов или печатей.

Похищение — это противоправное изъятие указанных предметов и завладение ими тайно, открыто, с применением физического или психического насилия, путем обмана либо злоупотребления доверием. Нельзя исключать присвоение и отчуждение документа, штампа или печати лицом, у которого они находились в неправомерном владении. В случае применения насилия, соединенного с причинением тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, содеянное квалифицируется по ст. 325 и соответствующей статье о преступлении против личности.

Вымогательство документов, штампов и печатей не влечет уголовной ответственности по ст. 325.

Уничтожение — это разрушение, истребление документов, штампов и печатей либо приведение их в такое состояние, когда они не могут быть восстановлены и применены по своему назначению. При уничтожении перестают существовать материальный носитель и (или) зафиксированная на нем информация (например, сожжение, заливание кислотой, разрывание на мелкие кусочки).

Повреждение означает порчу документов, штампов, печатей, которая затрудняет их использование либо исключает их применение без реставрации. При повреждении портятся материальный носитель и (или) закрепленная на нем информация (например, отрывание части документа, заливание подписи краской).

Сокрытие предполагает утаивание или перемещение в другое место без похищения, в результате чего владелец лишается возможности воспользоваться документами, штампами, печатями по их назначению. Сокрытие возможно как в форме действия, так и в форме бездействия. Оно может быть выражено, например, в маскировке указанных предметов, сообщении ложных сведений об их местонахождении, умолчании о некоторых документах.

Состав преступления материальный, преступление окончено с момента лишения владельца документа, штампа, печати возможности пользоваться ими по своему усмотрению.

4. Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Обязательным ее признаком является корыстная или иная личная заинтересованность (желание скрыть правонарушение, совершить другое преступление, месть должностному лицу, в ведении которого находились документы).

5. Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 16 лет. Если деяние совершено должностным лицом с использованием своего служебного положения, то его действия квалифицируются по ст. 285 УК.

6. Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 325 УК, выражается в похищении у гражданина паспорта или другого важного личного документа. Предметом преступления является паспорт: общегражданский, дипломатический, служебный, заграничный, моряка. Другой важный документ должен быть, во-первых, личным, т.е. принадлежать определенному физическому лицу и содержать сведения, имеющие личностный характер; во-вторых, иметь особое значение для потерпевшего, удостоверять значительные для него факты, имеющие юридическое значение. С учетом этих критериев к важным личным документам можно отнести: документы, удостоверяющие личность, — свидетельство о рождении, удостоверение личности (офицеров, прапорщиков, мичманов), военный билет (солдат, матросов, сержантов, старшин), справку об освобождении из мест лишения свободы; документы, удостоверяющие значительные факты, имеющие юридическое значение, — служебное удостоверение, студенческий билет, удостоверение ветерана труда, диплом о высшем образовании, диплом о присуждении ученой степени, трудовую книжку и др. В судебной практике к такого рода документам относят паспорт транспортного средства, водительское удостоверение, свидетельство о регистрации транспортного средства, свидетельство о смерти .

БВС РФ. 2002. N 9. С. 22; 2003. N 4. С. 16, 17.

Похищение у гражданина паспорта или другого важного личного документа и их последующее уничтожение охватываются ч. 2 ст. 325, их дополнительной квалификации по ч. 1 ст. 325 не требуется .

БВС РФ. 2000. N 7. С. 14.

7. Объективная сторона преступления, указанного в ч. 3 ст. 325, состоит в похищении марок акцизного сбора, специальных марок или знаков соответствия, защищенных от подделок. Этими марками маркируется алкогольная и табачная продукция как российского, так и иностранного производства.

В статье 12 Федерального закона от 22.11.95 N 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» указано, что федеральная специальная и акцизная марки являются документами государственной отчетности, удостоверяющими законность (легальность) производства и (или) оборота на территории РФ алкогольной продукции, осуществление контроля за уплатой налогов. Алкогольная продукция, производимая на территории России (за исключением поставляемой на экспорт), маркируется специальными марками, а ввозимая (импортируемая) на таможенную территорию России — акцизными марками. Образцы марок утверждены Постановлениями Правительства РФ от 11.04.2003 N 212 «О маркировке алкогольной продукции федеральными специальными марками нового образца» и от 21.12.2005 N 786 «Об акцизных марках для маркировки алкогольной продукции» .

СЗ РФ. 1995. N 48. Ст. 4553.

СЗ РФ. 2003. N 16. Ст. 1528.

СЗ РФ. 2005. N 52 (ч. III). Ст. 5749.

Маркировка табака и табачных изделий, производимых на территории РФ, специальными марками регулируется Постановлением Правительства РФ от 26.01.2010 N 27 «О специальных марках для маркировки табачной продукции» , а акцизными марками — Постановлением Правительства РФ от 04.09.99 N 1008 «Об акцизных марках» .

СЗ РФ. 2010. N 5. Ст. 534.

СЗ РФ. 1999. N 37. Ст. 4502.

Знаки соответствия, защищенные от подделок, документами не являются. Знак соответствия — это обозначение, служащее для информирования приобретателей о соответствии объекта требованиям добровольной сертификации или национальному стандарту (ст. 2 Федерального закона от 27.12.2002 N 184-ФЗ «О техническом регулировании» ).

О возникающих проблемах квалификации преступлений в связи с отсутствием единой правоприменительной практики и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации понятия «официальный документ».

Отменяя приговор, суд кассационной инстанции согласился с доводами жалобы о том, что поддельное квалификационное свидетельство не является официальным документом — предметом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 327 УК РФ.

Государственный обвинитель Татарской транспортной прокуратуры кассационное представление об отмене незаконного и необоснованного приговора не внесла и ограничилась принесением возражений на доводы кассационной жалобы.

Выезды Приволжской транспортной прокуратуры в другие районные транспортные прокуратуры показали, что в большинстве из них допускаются аналогичные ошибки, без направления дел в суды второй инстанции, судами первой инстанции необоснованно осуждаются по ч. 1 ст. 327 УК РФ лица, использовавшие заведомо подложные документы (миграционные карты, свидетельства о регистрации и т. п.), не являющиеся официальными.

Для единообразного применения уголовного закона и устранения ошибок при квалификации преступлений требуется дать разъяснение о том, что является официальным документом по смыслу ст. 237 УК РФ.

Предметом преступления, предусмотренного ч. ч. 1 и 2 ст. 237 УК РФ, являются официальные документы, предоставляющие права или освобождающие от обязанностей, а также государственные награды РФ, РСФСР, СССР.

В соответствии со ст. 5 Федерального закона от 29.12.94 № 77-ФЗ «Об обязательном экземпляре документов» (в ред. от 11.02.2002 — СЗ РФ. 1995. N 1. Ст. 1; 2002. N 7. Ст. 630): под официальным документом понимаются «документы, принятые органами законодательной, исполнительной и судебной власти, носящие обязательный, рекомендательный или информационный характер (см. «Комментарий к уголовному кодексу Российской Федерации под ред. В. М. Лебедева, издание третье, дополненное и исправленное, Издательство «Юрайт», 2004).

Анализ диспозиции ст. 327 УК РФ, а также ст. 324 и 325 УК РФ обращает внимание на два обстоятельства. Во-первых, в уголовном законе не раскрывается содержание понятия «официальный документ», хотя указывается на некоторые его признаки, и, во-вторых, с позиции законодателя данное понятие является достаточно широким, поскольку включает в себя несколько разновидностей документов.

Одна из этих разновидностей в УК специально выделена — это удостоверение. Статьей же 5 Федерального закона «Об обязательном экземпляре документов» удостоверение к числу официальных документов не отнесено. Это еще раз подтверждает различный подход к данному понятию действующего законодательства. Кроме того, ст. 327 УК РФ к юридически значимым признакам официального документа относит и его свойства: предоставление прав или освобождение от обязанностей.

Однако и эти признаки требуют дополнительного рассмотрения. Удостоверение как разновидность официального документа не всегда свидетельствует о предоставлении прав или освобождении от обязанностей. Оно может быть документом, удостоверяющим личность, право на определенные действия (например, водительское удостоверение), право на льготы (например, удостоверение ветерана труда) и т.д. При этом в первом случае удостоверение не предоставляет права, не освобождает от обязанностей, хотя этот документ и относится к категории удостоверения (см. «О содержании понятия «официальный документ»». А.В.Бриллиантов. «Журнал российского права», № 2, 2003 год.).

Действующий уголовный закон, наряду с понятием «удостоверение», использует и понятие важного личного документа. Так, в части 2 ст. 325 УК РФ установлена ответственность за похищение у гражданина паспорта или другого важного личного документа, что приводит к необходимости провести разграничение между понятиями «удостоверение» и «важный личный документ». В частности, возникает вопрос, является ли, например, паспорт важным личным документом или это документ, удостоверяющий личность? Если отнести паспорт к категории удостоверения, официального документа, то его необходимо признать предметом преступления, предусмотренного ст. 327 УК РФ, в т. ч. предметом подделки. Но в таком случае паспорт не может служить предметом хищения, предусмотренного ч.2 ст. 325 УК РФ, а данной нормой паспорт прямо отнесен именно к предмету этого преступления. В свою очередь, если паспорт не является официальным документом, то он не может быть предметом подделки.

Верховный Суд Российской Федерации по этому вопросу занял следующую позицию: «паспорт и водительское удостоверение от­носятся к важным личным документам, ответст­венность за похищение и уничтожение которых предусмотрена ч. 2 ст. 325 УК РФ. Суд первой инстанции установил, что Камалетдинов похи­тил и уничтожил паспорт на имя П. и води­тельское удостоверение. Эти действия квалифицированы по ч. 1 ст. 325 УК РФ как похищение официа­льных документов, совершенное из иной личной заинтересованности, и по ч. 2 ст. 325 УК РФ как похищение у граждан важных личных документов. Между тем указанные судом документы, которые похитил Камалетдинов, являются важными личными документами граждан и не относятся к официальным документам. В связи с этим осуждение по ч. 1 ст. 325 УК РФ является необоснованным и подлежит исключению из приговора, а соде­янное полностью охватывается при­знаками ч. 2 ст. 325 УК РФ (Постановление Президиума Верховного Суда РФ № 832пОЗ по делу Камалетдннова. Бюллетень Верховного суда РФ № 11 за 2004 год, стр. 17).

Военный билет, водительское удостоверение, доверенность на право управления автомашиной, технический паспорт, страховой медицинский полис, медицинская санитарная книжка также отнесены к категории важных личных документов и официальными документами не являются. (Постановление N 1003 п 2000 по делу Крохина и Чегоровой. Бюллетень Верховного Суда РФ 2001, № 8, стр. 19).

К важным личным документам относятся и иные документы (удостоверение личности офицера, официальная справка, свидетельство, диплом об окончании ВУЗа, трудовая книжка и т.д.. Личный характер этих документов определяется обязательностью личной характеристики статуса конкретного лица или закрепления какого-либо определенного права в частности (Постатейный комментарий к УК РФ под редакцией Чучаева А.И., М., 2004 год, стр. 742).

Основным, на наш взгляд является то, что официальный документ не просто носит личный характер, но должен находится в обороте органов законодательной, исполнительной и судебной власти и не только выдан или удостоверен ими, а принят в соответствии с нормативно закрепленными требованиями (все это содержит абз. 4 п.1 ст. 5 Федерального закона от 29.12.94 № 77-ФЗ «Об обязательном экземпляре документов»).

Иными словами, для того, чтобы определить, что документ является официальным, необходимо установление специально утвержденного порядка (процедуры) его принятия, изготовления, выдачи и обнародования от имени органов законодательной, исполнительной и судебной власти, а также наличия законодательного, иного нормативного, директивного или информационного характера для широкого (а не конкретно определенного) круга лиц.

Например: при отсутствии утвержденного нормативного порядка выдачи ордеров для участия адвоката в судебном разбирательстве его фактическая выдача стажеру не может нарушить какую-либо норму права, исключает его статус официального документа в предусмотренном ч. 1 ст. 327 УК РФ смысле, т.к. официальным документом считается документ, выданный с соблюдением требований установленной нормативной процедуры. Поэтому имевшая место по конкретному делу выдача ордера стажеру адвоката исключает возможность установления признаков состава преступления, предусмотренного диспозициями частей 1 и 2 ст. 327 УК РФ (В.П.Кашепов «Право и экономика» № 4, 2003 год).

Статья 325 УК РФ не предусматривает ответственности за уничтожение важного личного документа гражданина.

«Действия Броило, связанные с уничтожением военного билета, суд квалифицировал по ч. 1 ст. 325 УК РФ, а действия Зезюли, подстрекавшего к уничтожению этого документа, — по ч. 4 ст. 33 и ч. 1 ст. 325 УК РФ, т.е. как уничтожение и подстрекательство к уничтожению официального документа, совершенные из иной личной заинтересованности.

В описательной части приговора суд указал, что Броило по подстрекательству Зезюли «уничтожил военный билет на имя 3., являющийся важным личным документом», но квалифицировал содеянное как уничтожение и подстрекательство к уничтожению официального документа.

Суд ошибочно признал военный билет, являющийся важным личным документом, официальным документом и не учел, что уголовная ответственность по ч. 1 ст. 325 УК РФ наступает за похищение, уничтожение, повреждение или сокрытие официальных документов, штампов, печатей, к которым военный билет не относится.

По смыслу уголовного закона (ч. 1 ст. 325 УК РФ) уголовная ответственность наступает за уничтожение не всяких документов, а лишь официальных, определяющих какие-либо полномочия учреждений, организаций, объединений, а не частных лиц.

Таким образом, в действиях Броило, уничтожившего военный билет, отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 325 УК РФ, а в действиях Зезюли, подстрекавшего Броило к совершению этих действий, — состав преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 33 и ч. 1 ст. 325 УК РФ (Постановление Президиума Верховного Суда РФ № 364пО2пр по делу Броило и Зезюли. Обзор судебной практики ВС РФ от 04.12.2002. — КонсультантПлюс.)

Для правильности квалификации приведем примеры из практики Президиума Нижегородского областного суда:

Изменен приговор Выксунского городского суда от 11.05.2001 в отношении Сангалова М.Ю., осужденного по п. «в» ч. 3 ст. 158, п. «г» ч. 3 ст. 162, ч. 1 ст. 325 и ч.1 ст. 327 УК РФ.

Из материалов дела усматривается, что похищенный Сангаловым М.Ю. личный пропуск работника Выксунского пассажирского автотранспортного предприятия № 1059 является важным личным документом, официальным документом не является. Поскольку достоверно установлено, что Сангалов путём переклеивания фотографии похищенный пропуск использовал для бесплатного проезда в транспорте, то его действия необходимо переквалифицировать с ч.1 ст.325 УК РФ на ч.2 ст.325 УК РФ — похищение у гражданина важного личного документа; с ч.1 ст.327 УК РФ на ч.3 ст. 327 УК РФ — использование заведомо подложного документа. (Постановление от 05.06.2003).

Изменен приговор Приокского районного суда от 26.02.2001 и определение судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 10.04.2001 в отношении Барбашова Д.С., осужденного по ст.ст. 161 ч.2 п. «б,в,г,д», 159 ч.2 п. «б,г», 325 ч.2, 327 ч.1, 162 ч.2 п. «б,в,г» УК РФ.

По одному из эпизодов действия Барбашова квалифицированы по ст.327 ч.1 УК РФ, предусматривающей ответственность за подделку удостоверения или иного официального документа, предоставляющего права.

Указанной статьей УК РФ квалифицированы действия осужденного, выразившиеся в подделке им бланка расходного ордера Сбербанка РФ, с использованием которого совершено хищение денег с расчетного счета Бехтерева.

Однако по смыслу ст. 327 УК РФ официальным документом признается документ, находящийся в обороте государственных (муниципальных) органов, учреждений, организаций и предприятий, отвечающий определенным требованиям и исходящий от данных органов (организаций).

Бланк расходного ордера Сбербанка РФ, как регламентирующий финансовые взаимоотношения банка с частными кредиторами, где последние в установленной банком форме предъявляют требование о возврате ранее внесенных на счет денежных средств, — не является официальным документом и предметом преступления, предусмотренного ст. 327 УК РФ. При таких обстоятельствах приговор в части осуждения Барбашова по ст. 327 ч. 1 УК РФ отменен за отсутствием в содеянном состава преступления. (Постановление от 24.04.2003).

Поскольку в практике районных транспортных прокуратур нередко предметами преступлений являются миграционные карты и различные свидетельства, касающиеся конкретного лица, нет нормативно установленного порядка их выдачи и принятия от имени органов законодательной, исполнительной и судебной власти, а также они не носят законодательного, иного нормативного, директивного или информационного характера в обороте государственных (муниципальных) органов, учреждений, организаций и предприятий), уголовная ответственность может наступить только за их использование как заведомо подложных документов – по ч. 3 ст. 327 УК РФ или за их похищение (как важных личных документов) у гражданина – по ч. 2 ст. 325 УК РФ. Сами же: подделка этих предметов в целях использования либо их сбыт, а также похищение, уничтожение, повреждение или их сокрытие, совершенные из корыстной или иной личной заинтересованности не влекут уголовную ответственность по ст. 327 ч. ч. 1 и 2 и по ст. 325 ч. 1 УК РФ.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30 ноября 2017 г. N 48 г. Москва «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»

Комментарии Российской Газеты

В целях обеспечения единообразного применения судами норм уголовного закона об ответственности за мошенничество, присвоение и растрату, а также в связи с вопросами, возникшими у судов, Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 2 и 5 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 года N 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации», постановляет дать судам следующие разъяснения:

1. Обратить внимание судов на то, что способами хищения чужого имущества или приобретения права на чужое имущество при мошенничестве, ответственность за которое наступает в соответствии со статьями 158 1 , 159, 159 1 , 159 2 , 159 3 , 159 5 УК РФ, являются обман или злоупотребление доверием, под воздействием которых владелец имущества или иное лицо передают имущество или право на него другому лицу либо не препятствуют изъятию этого имущества или приобретению права на него другим лицом.

2. Обман как способ совершения хищения или приобретения права на чужое имущество может состоять в сознательном сообщении (представлении) заведомо ложных, не соответствующих действительности сведений, либо в умолчании об истинных фактах, либо в умышленных действиях (например, в предоставлении фальсифицированного товара или иного предмета сделки, использовании различных обманных приемов при расчетах за товары или услуги или при игре в азартные игры, в имитации кассовых расчетов и т.д.), направленных на введение владельца имущества или иного лица в заблуждение.

Сообщаемые при мошенничестве ложные сведения (либо сведения, о которых умалчивается) могут относиться к любым обстоятельствам, в частности к юридическим фактам и событиям, качеству, стоимости имущества, личности виновного, его полномочиям, намерениям.

Если обман не направлен непосредственно на завладение чужим имуществом, а используется только для облегчения доступа к нему, действия виновного в зависимости от способа хищения образуют состав кражи или грабежа.

3. Злоупотребление доверием при мошенничестве заключается в использовании с корыстной целью доверительных отношений с владельцем имущества или иным лицом, уполномоченным принимать решения о передаче этого имущества третьим лицам. Доверие может быть обусловлено различными обстоятельствами, например служебным положением лица либо его личными отношениями с потерпевшим.

Злоупотребление доверием также имеет место в случаях принятия на себя лицом обязательств при заведомом отсутствии у него намерения их выполнить с целью безвозмездного обращения в свою пользу или в пользу третьих лиц чужого имущества или приобретения права на него (например, получение физическим лицом кредита, аванса за выполнение работ, услуг, предоплаты за поставку товара, если оно заведомо не намеревалось возвращать долг или иным образом исполнять свои обязательства).

4. В случаях, когда лицо получает чужое имущество или приобретает право на него, не намереваясь при этом исполнять обязательства, связанные с условиями передачи ему указанного имущества или права, в результате чего потерпевшему причиняется материальный ущерб, содеянное следует квалифицировать как мошенничество, если умысел, направленный на хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество, возник у лица до получения чужого имущества или права на него.

О наличии такого умысла могут свидетельствовать, в частности, заведомое отсутствие у лица реальной возможности исполнить обязательство в соответствии с условиями договора, использование лицом при заключении договора поддельных документов, в том числе документов, удостоверяющих личность, уставных документов, гарантийных писем, справок, сокрытие лицом информации о наличии задолженностей и залогов имущества, распоряжение полученным имуществом в личных целях вопреки условиям договора и другие.

Судам следует учитывать, что указанные обстоятельства сами по себе не могут предрешать выводы суда о виновности лица в совершении мошенничества. В каждом конкретном случае необходимо с учетом всех обстоятельств дела установить, что лицо заведомо не намеревалось исполнять свои обязательства.

5. Мошенничество, то есть хищение чужого имущества, совершенное путем обмана или злоупотребления доверием, признается оконченным с момента, когда указанное имущество поступило в незаконное владение виновного или других лиц и они получили реальную возможность (в зависимости от потребительских свойств этого имущества) пользоваться или распорядиться им по своему усмотрению.

Если предметом преступления при мошенничестве являются безналичные денежные средства, в том числе электронные денежные средства, то по смыслу положений пункта 1 примечаний к статье 158 УК РФ и статьи 128 Гражданского кодекса Российской Федерации содеянное должно рассматриваться как хищение чужого имущества. Такое преступление следует считать оконченным с момента изъятия денежных средств с банковского счета их владельца или электронных денежных средств, в результате которого владельцу этих денежных средств причинен ущерб.

6. Если мошенничество совершено в форме приобретения права на чужое имущество, преступление считается оконченным с момента возникновения у виновного юридически закрепленной возможности вступить во владение или распорядиться чужим имуществом как своим собственным (в частности, с момента регистрации права собственности на недвижимость или иных прав на имущество, подлежащих такой регистрации в соответствии с законом; со времени заключения договора; с момента совершения передаточной надписи (индоссамента) на векселе; со дня вступления в силу принятого уполномоченным органом или лицом, введенными в заблуждение относительно наличия у виновного или иных лиц законных оснований для владения, пользования или распоряжения имуществом, правоустанавливающего решения).

7. Хищение лицом чужого имущества или приобретение права на него путем обмана или злоупотребления доверием, совершенные с использованием подделанного этим лицом официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, требует дополнительной квалификации по части 1 статьи 327 УК РФ.

Если лицо подделало официальный документ, однако по независящим от него обстоятельствам фактически не воспользовалось этим документом, содеянное следует квалифицировать по части 1 статьи 327 УК РФ. Содеянное должно быть квалифицировано в соответствии с частью 1 статьи 30 УК РФ как приготовление к мошенничеству, если обстоятельства дела свидетельствуют о том, что умыслом лица охватывалось использование подделанного документа для совершения преступлений, предусмотренных частями 3, 4, 6 или 7 статьи 159, частями 3 или 4 статьи 159 1 , частями 3 или 4 статьи 159 2 УК РФ либо частями 3 или 4 статьи 159 5 УК РФ.

В том случае, когда лицо использовало изготовленный им самим поддельный документ в целях хищения чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием, однако по независящим от него обстоятельствам не смогло изъять имущество потерпевшего либо приобрести право на чужое имущество, содеянное следует квалифицировать как совокупность преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 327 УК РФ, а также частью 3 статьи 30 УК РФ и, в зависимости от обстоятельств конкретного дела, соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающей ответственность за мошенничество.

Хищение лицом чужого имущества или приобретение права на него путем обмана или злоупотребления доверием, совершенные с использованием изготовленного другим лицом поддельного официального документа, полностью охватывается составом мошенничества и не требует дополнительной квалификации по статье 327 УК РФ.

8. Неправомерное завладение денежными средствами, иным чужим имуществом или приобретение права на него путем предъявления (представления) чужих личных или иных официальных документов (например, паспорта, пенсионного удостоверения, свидетельства о рождении ребенка) в зависимости от непосредственного объекта посягательства и иных обстоятельств дела квалифицируется как мошенничество соответственно по статьям 158 1 , 159, 159 1 , 159 2 , 159 3 , 159 5 УК РФ.

Если виновным указанные документы были предварительно похищены, то его действия должны быть дополнительно квалифицированы по части 1 статьи 325 УК РФ (когда похищен официальный документ) либо по части 2 этой статьи (когда похищен паспорт или другой важный личный документ).

9. Если в результате мошенничества гражданин лишился права на жилое помещение, то действия виновного надлежит квалифицировать по части 4 статьи 159 УК РФ независимо от того, являлось ли данное жилое помещение у потерпевшего единственным и (или) использовалось ли оно потерпевшим для собственного проживания.

По смыслу указанной нормы уголовного закона в ее взаимосвязи с примечанием к статье 139 УК РФ и статьей 16 Жилищного кодекса Российской Федерации к такому жилому помещению относятся жилой дом, часть жилого дома, квартира, часть квартиры, комната в жилом доме или квартире независимо от формы собственности, входящие в жилищный фонд. Те обстоятельства, что данное помещение не соответствует санитарным, техническим и иным нормам, непригодно для проживания, на квалификацию содеянного не влияют. В качестве жилого помещения не могут рассматриваться объекты, не являющиеся недвижимым имуществом, — палатки, автоприцепы, дома на колесах, строительные бытовки, иные помещения, строения и сооружения, не входящие в жилищный фонд.

Для целей части 4 статьи 159 УК РФ правом на жилое помещение признается принадлежащее гражданину на момент совершения преступления право собственности на жилое помещение или право пользования им (в частности, право пользования членами семьи собственника, право пользования на основании завещательного отказа, право пользования на основании договора ренты и пожизненного содержания с иждивением, право пользования на основании договора социального найма).

10. Если в результате мошенничества гражданин лишился не права на жилое помещение, а возможности приобретения такого права (например, в случае хищения денег при заключении фиктивного договора аренды жилого помещения либо хищения денег под видом привлечения средств для участия в долевом строительстве многоквартирных домов), то в действиях виновного отсутствует признак лишения гражданина права на жилое помещение.

Ответственность за привлечение денежных средств граждан в нарушение требований законодательства Российской Федерации об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и (или) иных объектов недвижимости при отсутствии признаков мошенничества наступает в соответствии со статьей 200 3 УК РФ.

11. Судам необходимо иметь в виду, что состав мошенничества, предусмотренного частями 5 — 7 статьи 159 УК РФ, имеет место в случае, если:

в действиях лица имеются признаки хищения чужого имущества или приобретения права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием;

указанные действия сопряжены с умышленным неисполнением принятых на себя виновным лицом обязательств по договору в сфере предпринимательской деятельности, сторонами которого являются только индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации;

виновное лицо является индивидуальным предпринимателем или членом органа управления коммерческой организации.

Указанное преступление совершается с прямым умыслом, направленным на хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество, возникшим у лица до получения такого имущества или права на него. При этом не имеет значения, каким образом виновный планировал распорядиться или распорядился похищенным имуществом (например, использовал в личных целях или для предпринимательской деятельности).

Мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, признается уголовно наказуемым, если это деяние повлекло причинение ущерба индивидуальному предпринимателю или коммерческой организации в размере десяти тысяч рублей и более. Размер причиненного ущерба надлежит исчислять исходя из стоимости похищенного имущества на момент совершения преступления. Согласно положениям пункта 2 примечаний к статье 158 УК РФ значительный ущерб, причиненный потерпевшему в результате преступления, предусмотренного частью 5 статьи 159 УК РФ, определяется без учета его имущественного положения.

12. Если умысел лица направлен на хищение чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием под видом привлечения денежных средств или иного имущества граждан или юридических лиц для целей инвестиционной, предпринимательской или иной законной деятельности, которую фактически не осуществляло, то содеянное в зависимости от обстоятельств дела образует состав мошенничества (части 1, 2, 3 или 4 статьи 159 УК РФ) или мошенничества, сопряженного с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности (части 5, 6 или 7 статьи 159 УК РФ), и дополнительной квалификации по статье 172 2 либо 200 3 УК РФ не требует.

13. Действия заемщика, состоящие в получении наличных либо безналичных денежных средств путем представления банку или иному кредитору заведомо ложных и (или) недостоверных сведений с целью безвозмездного обращения денежных средств в свою пользу или в пользу третьих лиц при заведомом отсутствии у него намерения возвратить их в соответствии с требованиями договора, подлежат квалификации по статье 159 1 УК РФ.

Для целей статьи 159 1 УК РФ заемщиком признается лицо, обратившееся к кредитору с намерением получить, получающее или получившее кредит в виде денежных средств от своего имени или от имени представляемого им на законных основаниях юридического лица.

По смыслу закона кредитором в статье 159 1 УК РФ может являться банк или иная кредитная организация, обладающая правом заключения кредитного договора (статья 819 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Обман при совершении мошенничества в сфере кредитования заключается в представлении кредитору заведомо ложных или недостоверных сведений об обстоятельствах, наличие которых предусмотрено кредитором в качестве условия для предоставления кредита (например, сведения о месте работы, доходах, финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации, наличии непогашенной кредиторской задолженности, об имуществе, являющемся предметом залога).

14. В случаях когда в целях хищения денежных средств лицо, например, выдавало себя за другое, представив при оформлении кредита чужой паспорт, либо действовало по подложным документам от имени несуществующего физического или юридического лица, либо использовало для получения кредита иных лиц, не осведомленных о его преступных намерениях, основание для квалификации содеянного по статье 159 1 УК РФ отсутствует, ответственность виновного наступает по статье 159 УК РФ.

Если индивидуальный предприниматель либо руководитель организации представил кредитору заведомо ложные сведения о хозяйственном положении либо финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации не с целью хищения денежных средств, а с целью получения кредита либо льготных условий кредитования, намереваясь при этом исполнить договорные обязательства, то такие действия не образуют состава мошенничества в сфере кредитования. Указанные действия этих лиц, причинившие крупный ущерб кредитору, квалифицируются по части 1 статьи 176 УК РФ.

15. По статье 159 2 УК РФ квалифицируется такое хищение денежных средств или иного имущества в форме мошенничества, которое связано с незаконным получением социальных выплат, а именно установленных федеральными законами, законами субъектов Российской Федерации, нормативными правовыми актами федеральных органов исполнительной власти, нормативными правовыми актами органов местного самоуправления выплат гражданам, нуждающимся в социальной поддержке.

Для целей статьи 159 2 УК РФ к социальным выплатам, в частности, относятся пособие по безработице, компенсации на питание, на оздоровление, субсидии для приобретения или строительства жилого помещения, на оплату жилого помещения и коммунальных услуг, средства материнского (семейного) капитала, а также предоставление лекарственных средств, технических средств реабилитации (протезов, инвалидных колясок и т.п.), специального транспорта, путевок, продуктов питания.

Не относятся к социальным выплатам по смыслу статьи 159 2 УК РФ гранты, стипендии, предоставляемые физическим лицам и организациям в целях поддержки науки, образования, культуры и искусства, субсидии на поддержку сельскохозяйственных товаропроизводителей, на поддержку малого и среднего предпринимательства. Мошенничество при получении указанных выплат квалифицируется по статье 159 УК РФ.

16. Обман как способ совершения мошенничества при получении выплат, предусмотренного статьей 159 2 УК РФ, выражается в представлении в органы исполнительной власти, учреждения или организации, уполномоченные принимать решения о получении выплат, заведомо ложных и (или) недостоверных сведений о наличии обстоятельств, наступление которых согласно закону или иному нормативному правовому акту является условием для получения соответствующих выплат в виде денежных средств или иного имущества (в частности, о личности получателя, об инвалидности, о наличии детей, наличии иждивенцев, об участии в боевых действиях, отсутствии возможности трудоустройства), а также путем умолчания о прекращении оснований для получения указанных выплат.

Если лицо путем представления заведомо ложных и (или) недостоверных сведений, а равно путем умолчания о фактах получило документ (справку, удостоверение, сертификат и пр.), подтверждающий его право на получение социальных выплат, однако по независящим от него обстоятельствам фактически не воспользовалось им для получения социальных выплат, содеянное следует квалифицировать в соответствии с частью 1 статьи 30 УК РФ как приготовление к мошенничеству при получении выплат, если обстоятельства дела свидетельствуют о том, что умысел лица был направлен на использование данного документа для совершения преступлений, предусмотренных частями 3 или 4 статьи 159 2 УК РФ.

Субъектом преступления, предусмотренного статьей 159 2 УК РФ, может быть лицо, как не имеющее соответствующего права на получение социальных выплат, так и обладающее таким правом (например, в случае введения в заблуждение относительно фактов, влияющих на размер выплат).

17. Действия лица следует квалифицировать по статье 159 3 УК РФ в случаях, когда хищение имущества осуществлялось с использованием поддельной или принадлежащей другому лицу кредитной, расчетной или иной платежной карты путем сообщения уполномоченному работнику кредитной, торговой или иной организации заведомо ложных сведений о принадлежности указанному лицу такой карты на законных основаниях либо путем умолчания о незаконном владении им платежной картой.

Не образует состава мошенничества хищение чужих денежных средств путем использования заранее похищенной или поддельной платежной карты, если выдача наличных денежных средств была произведена посредством банкомата без участия уполномоченного работника кредитной организации. В этом случае содеянное следует квалифицировать как кражу.

В случаях когда лицо похитило безналичные денежные средства, воспользовавшись необходимой для получения доступа к ним конфиденциальной информацией держателя платежной карты (например, персональными данными владельца, данными платежной карты, контрольной информацией, паролями), переданной злоумышленнику самим держателем платежной карты под воздействием обмана или злоупотребления доверием, действия виновного квалифицируются как кража.

18. Если изготовление, приобретение, хранение, транспортировку поддельных платежных карт, распоряжений о переводе денежных средств, документов или средств оплаты (за исключением случаев, предусмотренных статьей 186 УК РФ), а также электронных средств, электронных носителей информации, технических устройств, компьютерных программ, предназначенных для неправомерного осуществления приема, выдачи, перевода денежных средств, лицо совершило в целях их использования им же для совершения преступления, предусмотренного частью 3 или частью 4 статьи 158 УК РФ, частью 3 или частью 4 статьи 159 УК РФ, частью 3 или частью 4 статьи 159 3 УК РФ либо частью 3 или частью 4 статьи 159 6 УК РФ, которое по независящим от него обстоятельствам не смогло довести до конца, то содеянное следует квалифицировать как совокупность приготовления к указанному преступлению и оконченного преступления, предусмотренного статьей 187 УК РФ.

Сбыт поддельных платежных карт, распоряжений о переводе денежных средств, документов или средств оплаты (за исключением случаев, предусмотренных статьей 186 УК РФ), а также электронных средств, электронных носителей информации, технических устройств, компьютерных программ, предназначенных для неправомерного осуществления приема, выдачи, перевода денежных средств, заведомо непригодных к использованию, образует состав мошенничества и подлежит квалификации по статье 158 1 УК РФ или соответствующей части статьи 159 УК РФ. В случае, когда лицо изготовило, приобрело, хранило, транспортировало с целью сбыта указанные средства платежа, заведомо непригодные к использованию, однако по независящим от него обстоятельствам не смогло их сбыть, содеянное должно быть квалифицировано в соответствии с частью 1 статьи 30 УК РФ как приготовление к мошенничеству, если обстоятельства дела свидетельствуют о том, что эти действия были направлены на совершение преступлений, предусмотренных частью 3 или частью 4 статьи 159 УК РФ.

19. При рассмотрении дел о преступлениях, предусмотренных статьей 159 5 УК РФ, судам следует иметь в виду, что мошенничество в сфере страхования совершается путем обмана относительно наступления страхового случая (например, представление заведомо ложных сведений о наличии обстоятельств, подтверждающих наступление страхового случая, инсценировка дорожно-транспортного происшествия, несчастного случая, хищения застрахованного имущества) либо относительно размера страхового возмещения, подлежащего выплате (представление ложных сведений с завышенным расчетом размера ущерба по имевшему место в действительности страховому случаю).

Субъектом преступления, предусмотренного статьей 159 5 УК РФ, может быть признано лицо, выполнившее объективную сторону данного преступления (например, страхователь, застрахованное лицо, иной выгодоприобретатель, вступившие в сговор с выгодоприобретателем представитель страховщика, эксперт).

20. По смыслу статьи 159 6 УК РФ вмешательством в функционирование средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации или информационно-телекоммуникационных сетей признается целенаправленное воздействие программных и (или) программно-аппаратных средств на серверы, средства вычислительной техники (компьютеры), в том числе переносные (портативные) — ноутбуки, планшетные компьютеры, смартфоны, снабженные соответствующим программным обеспечением, или на информационно-телекоммуникационные сети, которое нарушает установленный процесс обработки, хранения, передачи компьютерной информации, что позволяет виновному или иному лицу незаконно завладеть чужим имуществом или приобрести право на него.

Мошенничество в сфере компьютерной информации, совершенное посредством неправомерного доступа к компьютерной информации или посредством создания, использования и распространения вредоносных компьютерных программ, требует дополнительной квалификации по статье 272, 273 или 274 1 УК РФ.

21. В тех случаях, когда хищение совершается путем использования учетных данных собственника или иного владельца имущества независимо от способа получения доступа к таким данным (тайно либо путем обмана воспользовался телефоном потерпевшего, подключенным к услуге «мобильный банк», авторизовался в системе интернет-платежей под известными ему данными другого лица и т.п.), такие действия подлежат квалификации как кража, если виновным не было оказано незаконного воздействия на программное обеспечение серверов, компьютеров или на сами информационно-телекоммуникационные сети. При этом изменение данных о состоянии банковского счета и (или) о движении денежных средств, происшедшее в результате использования виновным учетных данных потерпевшего, не может признаваться таким воздействием.

Если хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество осуществляется путем распространения заведомо ложных сведений в информационно-телекоммуникационных сетях, включая сеть «Интернет» (например, создание поддельных сайтов благотворительных организаций, интернет-магазинов, использование электронной почты), то такое мошенничество следует квалифицировать по статье 159, а не 159 6 УК РФ.

22. От мошенничества следует отличать причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения (статья 165 УК РФ). В последнем случае отсутствуют в своей совокупности или отдельно такие обязательные признаки мошенничества, как противоправное, совершенное с корыстной целью, безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц.

При решении вопроса о том, имеется ли в действиях лица состав преступления, ответственность за которое предусмотрена статьей 165 УК РФ, суду необходимо установить, причинен ли собственнику или иному владельцу имущества реальный материальный ущерб либо ущерб в виде упущенной выгоды, то есть неполученных доходов, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено путем обмана или злоупотребления доверием, и превышает ли сумма ущерба двести пятьдесят тысяч рублей (пункт 4 примечаний к статье 158 УК РФ).

Обман или злоупотребление доверием в целях получения незаконной выгоды имущественного характера может выражаться, например, в представлении лицом поддельных документов, освобождающих от уплаты установленных законодательством платежей (кроме указанных в статьях 194, 198, 199, 199 3 , 199 4 УК РФ) или от платы за коммунальные услуги, в несанкционированном подключении к энергосетям, создающем возможность неучтенного потребления электроэнергии или эксплуатации в личных целях вверенного этому лицу транспорта.

23. Противоправное, безвозмездное обращение имущества, вверенного лицу, в свою пользу или пользу других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному законному владельцу этого имущества, должно квалифицироваться судами как присвоение или растрата при условии, что похищенное имущество находилось в правомерном владении либо ведении этого лица, которое в силу должностного или иного служебного положения, договора либо специального поручения осуществляло полномочия по распоряжению, управлению, доставке, пользованию или хранению в отношении чужого имущества.

Решая вопрос об отграничении составов присвоения или растраты от кражи, суды должны установить наличие у лица вышеуказанных полномочий. Совершение тайного хищения чужого имущества лицом, не обладающим такими полномочиями, но имеющим доступ к похищенному имуществу в силу выполняемой работы или иных обстоятельств, должно быть квалифицировано как кража.

24. При рассмотрении дел о преступлениях, предусмотренных статьей 160 УК РФ, судам следует иметь в виду, что присвоение состоит в безвозмездном, совершенном с корыстной целью, противоправном обращении лицом вверенного ему имущества в свою пользу против воли собственника.

Присвоение считается оконченным преступлением с того момента, когда законное владение вверенным лицу имуществом стало противоправным и это лицо начало совершать действия, направленные на обращение указанного имущества в свою пользу (например, с момента, когда лицо путем подлога скрывает наличие у него вверенного имущества, или с момента неисполнения обязанности лица поместить на банковский счет собственника вверенные этому лицу денежные средства).

Как растрата должны квалифицироваться противоправные действия лица, которое в корыстных целях истратило вверенное ему имущество против воли собственника путем потребления этого имущества, его расходования или передачи другим лицам.

Растрату следует считать оконченным преступлением с момента начала противоправного издержания вверенного имущества (его потребления, израсходования или отчуждения).

В том случае, когда лицо совершает с единым умыслом хищение вверенного ему имущества, одна часть которого им присваивается, а другая часть этого имущества растрачивается, содеянное не образует совокупности преступлений.

25. Разрешая вопрос о наличии в деянии состава хищения в форме присвоения или растраты, суд должен установить обстоятельства, подтверждающие, что умыслом лица охватывался противоправный, безвозмездный характер действий, совершаемых с целью обратить вверенное ему имущество в свою пользу или пользу других лиц.

Направленность умысла в каждом подобном случае должна определяться судом исходя из конкретных обстоятельств дела, например таких, как наличие у лица реальной возможности возвратить имущество его собственнику, совершение им попыток путем подлога или другим способом скрыть свои действия.

При этом судам необходимо учитывать, что частичное возмещение ущерба потерпевшему само по себе не может свидетельствовать об отсутствии у лица умысла на присвоение или растрату вверенного ему имущества.

26. При решении вопроса о виновности лиц в совершении мошенничества, присвоения или растраты суды должны иметь в виду, что обязательным признаком хищения является наличие у лица корыстной цели, то есть стремления изъять и (или) обратить чужое имущество в свою пользу либо распорядиться указанным имуществом как своим собственным, в том числе путем передачи его в обладание других лиц, круг которых не ограничен.

От хищения следует отличать случаи, когда лицо, изымая и (или) обращая в свою пользу или пользу других лиц чужое имущество, действовало в целях осуществления своего действительного или предполагаемого права на это имущество (например, если лицо обратило в свою пользу вверенное ему имущество в целях обеспечения долгового обязательства, не исполненного собственником имущества). При наличии оснований, предусмотренных статьей 330 УК РФ, в указанных случаях содеянное образует состав самоуправства.

27. При рассмотрении уголовных дел о мошенничестве, присвоении или растрате, совершенных двумя и более лицами, суду с учетом положений статей 32, 33, 35 УК РФ надлежит выяснить, какие конкретно действия, непосредственно направленные на исполнение объективной стороны этих преступлений, выполнял каждый из соучастников.

Исполнителем мошенничества, сопряженного с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности (части 5, 6, 7 статьи 159 УК РФ), мошенничества в сфере кредитования (статья 159 1 УК РФ), присвоения или растраты (статья 160 УК РФ) может являться только лицо, обладающее признаками специального субъекта этого преступления. Исходя из положений части 4 статьи 34 УК РФ лица, не обладающие соответствующим статусом или правомочиями, но непосредственно участвовавшие в хищении имущества согласно предварительной договоренности с индивидуальным предпринимателем или членом органа управления коммерческой организации, либо с заемщиком, либо с лицом, которому вверено имущество, должны нести уголовную ответственность по статье 33 и соответственно по части 5, 6 или 7 статьи 159, статье 159 1 или статье 160 УК РФ в качестве организаторов, подстрекателей или пособников.

28. Мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, мошенничество в сфере кредитования, присвоение или растрату надлежит считать совершенными группой лиц по предварительному сговору, если в преступлении участвовали два и более лица, отвечающие признакам специального субъекта этих преступлений, которые заранее договорились о совместном совершении преступления.

В отличие от группы лиц, заранее договорившихся о совместном совершении преступления, в организованную группу по смыслу части 3 статьи 35 УК РФ могут входить также лица, не обладающие признаками специального субъекта, предусмотренными частями 5, 6 или 7 статьи 159, статьей 159 1 или статьей 160 УК РФ, которые заранее объединились для совершения одного или нескольких преступлений.

В случае признания мошенничества, присвоения или растраты совершенными организованной группой действия всех ее членов, принимавших участие в подготовке или в совершении преступления, независимо от их фактической роли следует квалифицировать по соответствующей части статей 159, 159 1 , 159 2 , 159 3 , 159 5 , 159 6 , 160 УК РФ без ссылки на статью 33 УК РФ.

29. Под лицами, использующими свое служебное положение при совершении мошенничества, присвоения или растраты (часть 3 статьи 159, часть 3 статьи 159 1 , часть 3 статьи 159 2 , часть 3 статьи 159 3 , часть 3 статьи 159 5 , часть 3 статьи 159 6 , часть 3 статьи 160 УК РФ), следует понимать должностных лиц, обладающих признаками, предусмотренными пунктом 1 примечаний к статье 285 УК РФ, государственных или муниципальных служащих, не являющихся должностными лицами, а также иных лиц, отвечающих требованиям, предусмотренным пунктом 1 примечаний к статье 201 УК РФ (например, лицо, которое использует для совершения хищения чужого имущества свои служебные полномочия, включающие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности в коммерческой организации).

Признак совершения преступления с использованием своего служебного положения отсутствует в случае присвоения или растраты принадлежащего физическому лицу (в том числе индивидуальному предпринимателю) имущества, которое было вверено им другому физическому лицу на основании гражданско-правовых договоров аренды, подряда, комиссии, перевозки, хранения и др. или трудового договора. Указанные действия охватываются частью 1 статьи 160 УК РФ, если в содеянном не содержится иных квалифицирующих признаков, предусмотренных этой статьей.

Действия организаторов, подстрекателей и пособников мошенничества, присвоения или растраты, заведомо для них совершенных лицом с использованием своего служебного положения, квалифицируются по соответствующей части статьи 33 УК РФ и по части 3 статьи 159, части 3 статьи 159 1 , части 3 статьи 159 2 , части 3 статьи 159 3 , части 3 статьи 159 5 , части 3 статьи 159 6 или по части 3 статьи 160 УК РФ соответственно.

30. Определяя стоимость имущества, похищенного в результате мошенничества, присвоения или растраты, следует исходить из его фактической стоимости на момент совершения преступления. При отсутствии сведений о стоимости похищенного имущества она может быть установлена на основании заключения специалиста или эксперта.

При установлении размера похищенного в результате мошенничества, присвоения или растраты судам надлежит иметь в виду, что хищение имущества с одновременной заменой его менее ценным квалифицируется как хищение в размере стоимости изъятого имущества.

Если стоимость имущества, похищенного путем мошенничества (за исключением части 5 статьи 159 УК РФ), присвоения или растраты, составляет не более двух тысяч пятисот рублей, а виновный является лицом, подвергнутым административному наказанию за мелкое хищение чужого имущества стоимостью более одной тысячи рублей, но не более двух тысяч пятисот рублей, и в его действиях отсутствуют признаки преступлений, предусмотренных частями 2, 3 и 4 статьи 159, частями 2, 3 и 4 статьи 159 1 , частями 2, 3 и 4 статьи 159 2 , частями 2, 3 и 4 статьи 159 3 , частями 2, 3 и 4 статьи 159 5 , частями 2, 3 и 4 статьи 159 6 , частями 2 и 3 статьи 160 УК РФ, то содеянное подлежит квалификации по статье 158 1 УК РФ.

31. Мошенничество, присвоение или растрата, совершенные с причинением значительного ущерба гражданину, могут быть квалифицированы как оконченные преступления по части 2 статьи 159, части 2 статьи 159 3 , части 2 статьи 159 5 , части 2 статьи 159 6 или части 2 статьи 160 УК РФ соответственно только в случае реального причинения значительного имущественного ущерба, который в соответствии с пунктом 2 примечаний к статье 158 УК РФ не может составлять менее пяти тысяч рублей.

При решении вопроса о наличии в действиях лица квалифицирующего признака причинения гражданину значительного ущерба судам наряду со стоимостью похищенного имущества надлежит учитывать имущественное положение потерпевшего, в частности наличие у него источника доходов, их размер и периодичность поступления, наличие у потерпевшего иждивенцев, совокупный доход членов семьи, с которыми он ведет совместное хозяйство. Мнение потерпевшего о значительности или незначительности ущерба, причиненного ему в результате преступления, должно оцениваться судом в совокупности с материалами дела, подтверждающими стоимость похищенного имущества и имущественное положение потерпевшего.

32. Вопрос о наличии в действиях виновных квалифицирующего признака совершения мошенничества, присвоения или растраты в крупном или особо крупном размере должен решаться в соответствии с пунктом 4 примечаний к статье 158 УК РФ для целей частей 3 и 4 статьи 159, частей 3 и 4 статьи 159 2 , частей 3 и 4 статьи 160 УК РФ, в соответствии с пунктами 2 и 3 примечаний к статье 159 УК РФ для целей частей 6 и 7 статьи 159 УК РФ и в соответствии с примечанием к статье 159 1 УК РФ для целей частей 3 и 4 статьи 159 1 , частей 3 и 4 статьи 159 3 , частей 3 и 4 статьи 159 5 , частей 3 и 4 статьи 159 6 УК РФ.

В случае совершения нескольких хищений чужого имущества, общая стоимость которого образует крупный или особо крупный размер, содеянное квалифицируется с учетом соответствующего признака, если эти хищения совершены одним способом и при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить хищение в крупном или особо крупном размере.

Разрешая вопрос о квалификации действий лиц, совершивших мошенничество, присвоение или растрату в составе группы лиц по предварительному сговору либо организованной группы по признаку «причинение значительного ущерба гражданину» либо по признаку «в крупном размере» или «в особо крупном размере», следует исходить из общей стоимости имущества, похищенного всеми участниками преступной группы.

33. Если действия лица при мошенничестве, присвоении или растрате хотя формально и содержали признаки указанного преступления, но в силу малозначительности не представляли общественной опасности, то суд прекращает уголовное дело на основании части 2 статьи 14 УК РФ.

34. Рекомендовать судам при рассмотрении уголовных дел о мошенничестве, присвоении или растрате выявлять обстоятельства, способствовавшие совершению указанных преступлений, нарушения прав и свобод граждан, а также другие нарушения закона, допущенные при производстве дознания или предварительного следствия, и в частном определении или постановлении обращать внимание соответствующих организаций и должностных лиц на данные обстоятельства и факты нарушений закона, требующие принятия необходимых мер.

35. Признать утратившим силу постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2007 года N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате».

Председатель Верховного Суда Российской Федерации

Смотрите еще:

  • Протокол осмотра документа бланк Протокол осмотра предметов (документов) (образец заполнения) ПРОТОКОЛ осмотра предметов (документов) 18 октября 201* г. Осмотр начат: 10 час. 30 мин. Осмотр окончен: 11 час. 05 мин. Следователь следственного управления У МВД России по Энской области лейтенант юстиции Рыжков А.П. в связи […]
  • Наказ моу 502 Про затвердження Змін до Положення про комісії з питань розгляду матеріалів про визначення учасників бойових дій у Збройних Силах України МІНІСТЕРСТВО ОБОРОНИ УКРАЇНИ Зареєстровано в Міністерстві юстиції України 27 березня 2013 р. за № 502/23034 Про затвердження Змін до Положення […]
  • Статья 158 ук рф попадает под амнистию 2018 Попадает ли под амнистию 2018 года статья 238 часть 1 УК РФ? Здравствуйте. Скажите, подпадает ли под амнистию 2018 года ст. 238 ч.1? Срок 3 года 2 месяца. На сегодняшний день отсидел 4 месяца. Есть дочь 8 лет (вместе не живут, алименты платит), наказание отбывает впервые, до этого было […]
  • Ст 158 жилищного кодекса российской федерации Ст 158 жилищного кодекса российской федерации Законодательные акты, которые могут пригодиться при создании ТСЖ ЖИЛИЩНЫЙ КОДЕКС Статья 158 . Расходы собственников помещений в многоквартирном доме 1. Собственник помещения в многоквартирном доме обязан нести расходы на содержание […]
  • Адвокат по ст 158 ук рф Статья 158 УК РФ. Кража Выезд и срочная помощь уголовного адвоката!Позвоните адвокату прямо сейчас: 8 (903) 972-49-13 Под кражей понимается противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному […]
  • Умышленное хищение чужого имущества статья Уголовный кодекс РФ c комментариями Глава 21. Преступления против собственности. Статья 158. Кража. 1. Кража, то есть тайное хищение чужого имущества, - наказывается штрафом в размере от двухсот до семисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода […]
  • Статья 158 часть 2 уголовный кодекс Статья 158. Кража 1. Кража, то есть тайное хищение чужого имущества, — наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, […]
  • Глава 21 статья 158 ук рф Глава 21. Преступления против собственности Комментарий к гл. 21 УК РФ Понятие и виды преступлений против собственности Дела о преступлениях против собственности занимают особое место среди уголовных дел, рассматриваемых судами. Посягательство на чужое имущество в связи с его […]
Записи созданы 6241

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх